April 30th, 2014

Тадеуш Завадовски. Стихи

Tadeusz Zawadowski

Nazywanie przedmiotów

Nazywanie przedmiotów jest rzeczą
Niezwykle ryzykowną
Bo dlaczegóż stół miałby nazywać się stołem
A nie na przykład krzesłem
I czy nie czuje się dotknięty
Tą właśnie nazwą
Może wolałby być kimś innym
Niepowtarzalnym i pojedynczym
Niepodobnym do innych stołów
Etymologia jest w tym zakresie
Niezwykle zawiła i pokrętna
Stoły choć podobne do siebie
Różnią się jak ludzie
Te z salonów mają wielkopańskie maniery
Przy nich nie usiądziesz w rozchełstanej
koszuli
Z niedopiętym guzikiem pod szyją
Przy nich siada się wytwornie
I prowadzi dyskursy a nie zwykłe rozmowy
Sztućce muszą być wzorcowo ułożone
A serwetki wykrochmalone
Gdzie z nimi równać się stołom kuchennym
Przy tych można śmiać się do rozpuku
I rozmawiać o wszystkim
Nawet o sprawach błahych i przyziemnych
Nazywanie przedmiotów jest rzeczą
Niezwykle delikatną
Trzeba ciągle uważać aby ich nie dotknąć
Nazwą nazbyt banalną lub zbyt pospolitą
Bo mogą znienacka odejść obrażone
Zapomnieć adresu i już nie powrócić
W pustym mieszkaniu nie nazwiesz niczego


Niedokończony wiersz

Nic nie zdarza się przypadkiem
czarny kot który przebiegł drogę
i martwy ptak przed progiem
nasze ścieżki poplątane
i w prasie wiadomość
o zapowiadanym przez Majów
końcu świata
Nic nie zdarza się przypadkiem
ja i ty z odległych galaktyk
a jednak czytasz ten wiersz
gładzisz wzrokiem
szorstkie grzbiety liter
jakbyśmy byli
tylko sami na świecie
jakbyśmy byli
tylko krok od kroku
Nic nie zdarza się przypadkiem
dziecko bawiące się samochodzikiem
mężczyzna pod kołami
i ten niedokończony wiersz...


Po co wiersz

Wiersz ma nie tylko burzyć
Ale też budować
Podziemne korytarze pamięci
Łączące przyszłość
Z przeszłością
Jest jak wyciągnięcie ręki
Gdy wszyscy cofają
I odwracają wzrok
Wiersz jak miasto zaskoczone nocą
Otwiera parasole latarń
I spadochrony znaczeń
Parabole i anafory
Kończące się znakami zapytania
Pośród których
Przemykają spóźnieni przechodnie
Odnajdując schronienie
W zapomnianym akapicie
Wiersz ma zwykle w kieszeni
Kawałek kartki i ogryzek ołówka
– Choć coraz częściej używa tabletu –
Żeby na czas wpisać się
W ludzkie życie

Pozowanie do śmierci

Trzeba koniecznie mieć poważną minę
broń Boże uśmiechu
nogi złączone
buty czarne i najlepiej nowe
garnitur w ciemnym kolorze
– muszkę można zastąpić krawatem
Dobrze wcześniej pomyśleć o grobie
pokoik mały stolik się nie zmieści
jakieś pióro kawałek papieru
skryć pod klapą albo i w kieszeni
portfel więcej nie będzie potrzebny
– ponoć wszystko dają tam za darmo
W biurku pamięć skryje się w szufladzie
niczym nożyk mosiężny do listów
– jeszcze żywa chociaż coraz bledsza

Тадеуш Завадовски.

Называние предметов.

Называние предметов – дело
Необыкновенное рискованное
Ибо почему бы столу называться столом
А не креслом к примеру
И не чувствует ли он себя обиженным
Своим названием
Может он бы хотел быть кем-то другим
Неповторимым и единичным
Непохожим на другие столы
Этимология в этой области
Необыкновенно сложна и запутана
Столы хотя и похожи на себя но
Рfзнятся как люди
Те из салонов имеют великосветские манеры
При них не сядешь в распахнутой
Рубашке
С расстёгнутой пуговицей на шее
При них сидят изящно
И ведут беседы а не обычные разговоры
Столовые приборы должны быть образцово расставлены
А салфетки накрахмалены
Как с этакими ровняться столам кухонным
При которых можно смеяться до упаду
И разговаривать обо всём
Даже о вопросах пустяковых и приятных
Называние предметов – дело
Необыкновенно деликатное
Надо постоянно остерегаться чтобы их не обидеть
Названием слишком банальным либо пренебрежительным
Ибо они могут вдруг обидеться и уйти
Забыть адрес и уже не вернуться
В пустом жилище ничего не назовёшь.

Неоконченное стихотворение.

Ничего не бывает случайным
чёрный кот перебежал дорогу
мёртвая птица перед порогом
наши дорожки перепутаны
а в прессе сообщения
о предсказанном Майя конце света
Ничего не бывает случайным
я и ты с отдалённых галактик
ты однако читаешь это стихотворение
ласкаешь взглядом жёсткие хребты литер
как будто мы
только одни на свете
как будто мы
только в шаге друг от друга
ничего не бывает случайным
ребёнок играет автомобильчиком
мужчина под колёсами
и это неоконченное стихотворение….

Для чего стихи

Стихотворение может не только рушить
Но также и строить
Подземные коридоры памяти
Соединяющие будущее
С прошедшим
Оно как протягивание руки
Когда все отстраняются
И отводят глаза
Оно открывает зонтики фонарей
И парашюты значений
Параболы и анафоры
Кончающиеся знаками препинания
Среди которых
Пробираются запоздавшие пешеходы
Находя убежище
В забытом абзаце
Оно имеет обычно в кармане
Листок бумаги и огрызок карандаша
-Хотя гораздо чаще принимает таблетку-
Чтобы на время вписаться
В жизнь людей

Позирование для смерти.

Совершенно необходима серьёзная мина
боже сохрани улыбнуться
ноги вытянуты
туфли чёрные и желательно новые
костюм тёмного цвета
бабочку можно заменить галстуком
Хорошо пораньше подумать о могиле
комната мала столик не поместится
какое-нибудь перо, листок бумаги
спрятать под лацканом или в карман
бумажник больше не понадобится
вероятно там всё дают даром
В конторе память спрячется в шкафу
словно латунный ножик для писем
- ещё живая хотя уже бледнеющая

***


Gazeta Kulturalna
Numer 4(212) kwiecień 2014

дохлый игрек

Оригинал взят у vsyaka_byaka в дохлый игрек
нет связи и, похоже, где-то ждут

Сняв голову, одев другую,
Втянувши воздуха в живот -
Держи мгновенье, где, нагую,
Любовь крошу я на компот.
Пока мыча в чужие губы,
Глотая страсти калачи,
Иные, сбрасывая зубы,
Вокруг расселись как грачи.

дохлый игрек

Вчерашний чай вливая в пасть
И блох раздавливая лапой,
Ловить свой хвост и глядя бабой
Вдруг осознать случайность, паст
Индефинит, что жив другой
В пространстве без примет, где Павлов
Шевелит мёртвою ногой
Во тьме ещё живой...Пропало.

смерть Петрова.

В тёмном морге, умерший Петров,
Среди ночи проснувшись внезапно,
Озирая восток (или запад),
Ужаснётся реальностью снов.

Петров (про себя):
- Удивительно, ну и дела -
Смерти нет, нет смертельного ЗИЛа...

С осознанием дьявольской силы
Он, шатаясь, встаёт со стола.
В ощущениях новых, Петров,
Свой зашитый живот узревая,
Грубой простынью срам прикрывает
И засохшую мертвую кровь.

Петров:
-Когда-то жил в Вене Бетховен,
Теперь больше там не живёт.
Поскольку не жив. Это значит,
Что смерть и за мною прийдёт?
Ужели и я неизбежно,
Закончусь Петровым?

Смерть:
- Конечно.
Будет бешеный ЗИЛ, электричество, кома,
Диабет, операция, старость, чума,
Будет люк незакрытый, какой-то знакомый,
Что зарежет за рюмкою водки, зима,
Будет смерть неприятная в виде трамвая,
В виде милой старушки, цунами, юнца,
Что придёт на рассвете и тупо завалит,
Опасайся, но верь в неизбежность конца.

Петров и Смерть хором:
- Опасайся, но верь в неизбежность конца.

Петров (восклицая):
- Мне не хочется думать, что я стану прахом,
Что лежать мне в могиле, смердя как свинья,
Что всё очень печально и кончится крахом,
Что какой-то подлец будет жить, но не я!

Петров и Смерть хором:
- Что какой-то подлец будет жить, но не я!

Петров:
- Я слабею, мне холодно, я умираю,
Дуновение вечности, чуя крестцом
Мне хотелось познанья, знамения, рая,
Но погибну как все, рядовым мертвецом.

Смерть (забивая умирающему Петрову в грудь осиновый кол):
- Но погибнешь как все, рядовым мертвецом.

Ангелы (детскими голосами):
Нам наукой была смерть Петрова,
Нам её ни за что не забыть,
Мы помянем Петрова и снова
Будем весело жить и любить.

конец.