May 25th, 2014

Лесьмян

Болеслав Лесьмян
Слова для песни без слов


Кто обновит тебя, жизнь бесконечная? Стань же иною!
С тучами вместе смешайся в пылающих зорях!
Я же, безумец, небывшее всё вспоминая,
Ближе всего к тебе только во сне или в горе.

Нет той долины, однако печальное что-то там было.
Что-то во мгле говорилось насчёт ворожеи.
Берегом облака нечто лиловое плыло, думая: плыло.
Сон на свечение это косился , в ничто провожая .

В омуте ночи себя пусть хранит безоружное тело,
Пусть голубым чем-нибудь заслонится пред жребием общим.
Что-то в саду моём заторопясь, возроптало,
С небытием будто кто-то расстался и ропщет..

Есть в моей памяти девушка, помнится зыбко.
Нежно устам уступая моим, меня странно любила.
Не было в ней ничего кроме судьбы и улыбки.
Я и любил её оттого, что немного в ней было.

Знаю и некую душу, искусственной розой
Тело розистки былой подарившую смерти…
Мир весь откуда? - бумажные розы? – и слёзы?
Я – в нём - и птицы - и погребения эти?

Знаю я золотистость её, резедой небесам она снится...
Есть человек для обманчивых снов - в отдалении божьем.
Я когда-то играл, только лодке случилось разбиться
О смертельную ту золотистость. Вышло, что об неё же.

Докровавила небо печалью заря в опустелых коростах,
Облака, угасая, в обезлюдевший мир вырастают .
Чем же есть для меня - для озёр - для берёз тех
Вечность глухонемая, её буроватость ? Не знаю…

Чьи же тайны я в дрожи невольной раскрыл, растревожил,
Когда тело твоё вдруг под лаской моей засветилось?...
Много мир для меня остраннил , оничтожнил,
Мною многое миру вочеловечась, воснилось!

Мне пора постараться успеть к воскресенью
Тополей,что шумели во снах запропавшего дома,
К тайне звёздной недоли моей, моему невезенью,
Что обязан я сам пережить, не открывшись другому.

Что по смерти мне делать с собою и с миром потом?
Озолочусь ли в слезах твоих? Стану ли с небом схожим?
Мрак повстречался в саду с безвольным цветком-
Мы были в том мраке уже , будем и по -смерти в нём же.

Kto cię odmłodzi, żywocie wieczny? Sam się przeinacz!
Razem z chmurą się spłomień w zórz szkarłatnej zagęstce.
A ja - obłędny nie istniejących zdarzeń wspominacz -
Bywam tobie najbliższy tylko we śnie i w klęsce...

Nie było dolin - a jednak smutek stał w dolinie...
I choć wróżek nie było - w mgłach mówiono o wróżce...
Brzegiem obłoków fijolet płynie. Myśli, że płynie.
Sen się boczy na tego świateł w nicość rozprószcę.

W odmętach nocy niech ciał się strzeże bezbronne ciało,
Niech swe losy przesłania byle jakim błękitem.
W moim ogrodzie coś się znagliło i zaszemrało -
Zaszemrało, jak gdyby ktoś się rozstał z niebytem.

Znam ja na pamięć jedną dziewczynę... Znam jej westchnienia
I mym ustom uległość pieszczotliwie zawiłą.
Nic w niej nie było, oprócz uśmiechu i przeznaczenia -
I kochałem ją za to, że więcej nie było.

Znam taką duszę, co cmentarniejąc nie do poznania,
Sztuczną różę w śmierć niosła... Była niegdyś różystką...
Skąd ten świat cały? - I róże sztuczne?... I czyjeś łkania?
I ja - w świecie - i ptaki - i pogrzeby - i wszystko?

Znam ja złocistość, co śni się niebu w imię rezedy...
Dla snów błędnych jest człowiek - lada bożą ustronią.
Grał niegdyś wieczór - i łódź się moja rozbiła wtedy
O tę zgubną złocistość. Tak się stało, że o nią.

Zorza dokrwawia swój żal do nieba w czerwieniach pustych,
A obłoki gasnące chcą w bezludny świat uróść.
Czymże jest dla mnie - albo dla jezior - albo dla brzóz tych
Głuchoniemej wieczności zaraźliwość i burość!

Czym tajemnicę w niepowtarzalnych dreszczach roztrwonił,
Gdym twe ciało w ciemnościach pieszczotami przejaśnił?...
Świat się już dla mnie dość nanicestwił i nastronił -
I jam dość się dla świata naczłowieczył i naśnił!

Śpieszno mi teraz do zmartwychwstania kilku topoli,
Co szumiały w pobliżu zanikłego w snach domu!
Śpieszno mi teraz do zatajonej w gwiazdach niedoli,
Którą muszę sam przeżyć, nic nie mówiąc nikomu.

I co ja zrobię po śmierci z sobą i całym światem?
Czy w twych łzach się zazłocę? Czy się we mgle - zniebieszczę?
Mrok nieodparty zszedł się w ogrodzie z bezwolnym kwiatem -
Myśmy byli w tym mroku i będziemy tam jeszcze!
________________________________________

Лесьмян

Б. Лесьмян Слова для песни без слов, пер. с польск
Людмила Рогожева
Кто тебя делает юной, вечная жизнь? Лучше
С неба внезапно вспыхни зорь пурпуровым слитком!
Я же, безумный, вспомню, нафантазирую случай,
Ближе всего к тебе я во сне или в молитве.

Не было здесь долины – боль родилась в долине.
Не было ворожеи – наворожило что-то !
Облако проплывает... Тенью сиреневой длинной
Вслед плывёт отраженье в рассеянии дремотном.

В тёмных провалах ночи так беззащитно тело.
Как бы свою судьбу мне спрятать за синевою?
Что-то в саду проснулось, тихо зашелестело,
Вздрогнуло, словно кто-то плотью воскрес живою.

Девушку знал когда-то и навсегда остались
В памяти губ покорность, вздохи, зари отсветы.
В ней лишь судьба и улыбка, вроде такая малость,
Всё так предельно просто, но ведь любил за это.

Знаю такую душу, что погребенья не мыслит
Без искусственной розы (раньше цветы мастерила!)
Кто мы, зачем и откуда? Чьё-то рыданье - мысли -
Я, - и роза - и птицы – всё, что есть и что было?

Знаю ту золотистость, что небу частенько снилась,
К Высшему прикоснуться сон даёт человеку.
Гас золотистый вечер – лодка моя разбилась
О золотистость эту, гибельную от века.

Печаль вознеслась до неба, кровавой зари угрозой.
Вот облака погасли, их поглотила млечность.
Чем ты заворожила меня, озёра, берёзы,
Чем привлекла к себе нас, глухонемая вечность?

Тайну какую растратил в неповторимой дрожи,
В ласке, когда два тела страсть связала беспечно?
Мир мне довольно выдал: намял меня и настрожил,
И я намечтал миру, вдоволь начеловечил.

Увидеть бы мне, как тополь вдруг воскреснет у дома,
Исчезнувшего когда-то, листвой зашумит снова.
В звёздах ли затаилась злая моя недоля,
Её пережить хотел бы, не проронив ни слова.

Что делать, когда уйду, с собою и с целым светом?
В твоих слезах золотиться? Во тьме голубеть, может?
Мгла поглотила сад, поникли цветы и ветви…
Все мы из мрака вышли и вернёмся в него же.


© Copyright: Людмила Рогожева, 2013
Свидетельство о публикации №113012508274

Лесьмян

СЛОВА ДЛЯ ПЕСНИ БЕЗ СЛОВ

Вечная жизнь, обернись молодою в могиле
И дохни своим жаром в угасшие зори!
Я безумный рассказчик какой-то несбыточной были,
А к тебе прикасался лишь во сне или в горе.

Не было поля – а горести выросли в поле.
Нет и колдуний – а столько наколдовали…
Отсвет сирени на облаке, как в ореоле,
Ввысь уплывает. Но доплывет едва ли.

В водоворотах ночи все беззащитней тело,
Хоть бы лоскут небес – опоясать чресла.
Что-то в саду стряслось и зашелестело -
Так расшумелось, будто и впрямь воскресло.

Вспомнил ту девушку, что навсегда любима,
Кроткие губы, что не таят секрета.
Кроме улыбки и встречной судьбы помимо,
Не было в ней ничего. И любил за это.

Помню ту душу, что смерть без бумажной розы
Не представляла. Ладить венки привыкла…
Кто мы, откуда и птицы – и чьи-то слезы -
И я – и цветок бумажный – и все возникло?

Ту золотистость помню, что кажется сном небесным.
Лживые сны людские – такая малость…
Гас над рекою вечер. И лодка навстречу безднам
Канула в золотистость. И там осталась.

Изнемогают зори на пустошах неба синих,
Слезы кровавые долго не унимая…
Чем же меня – или озеро – или осинник -
Приворожила вечность глухонемая?

Как расплескал я тайну, ту, что едва пригубил
Ночью, когда твое тело я ласкам вверил?..
Мир меня вдоволь и намытарил, и наголубил,
Вдоволь и я в нем начеловечил и нахимерил.

Мне бы увидеть, как воскресает ракита,
Та, что во сне шумела над обреченным кровом.
Мне бы у звезд дознаться, где та недоля скрыта,
Что суждено мне мыкать, не попрекнув ни словом.

Что после смерти будет со мною – и с белым светом?
Слезы твои затеплю? Мглой засинею?
Тьма без просвета в саду сомкнулась над первоцветом.
Мы в ней были когда-то – и встретимся с нею.
Перевод А. Гелескула