June 11th, 2014

Виктор Кривулин. Гобелены.

Гобелены:

Иное слово, и цветные стекла,
чужие розы витражей...
На гобеленах времени поблекла
гирлянда бледная длинноволосых фей.
Засох венок. Но были бы живые
- все не жили бы здесь.
где платьев синий пар в серо-зеленом дыме
почти неощутим, уходит с ветром весь.
Музейных инструментов мусикий
волноподобные тела
звучали бы для нас, как мертвые куски
когда-то цельного поющего стекла.
Как хорошо, что мир уходит в память,
но возвращается во сне
преображенным - с побелевшими губами
и голосом, подобным тишине.
Как хорошо, как тихо и просторно
частицей медленной волны
существовать не здесь - не в мире иллюзорном,
каким , живые, мы окружены,
Когда фабричных труб горюют кипарисы
в зеленых лужицах виясь, -
. . . весь город облаков, разросшийся и сизый
- вот остров мой, и родина, и власть.
И связь моя - чем призрачней, тем крепче,
чем протяженней, тем сильней:
к тому клонится слух, что еле слышно шепчет:
к молчанию времен, каналов и камней.
К тому клонится дух, чьи выцветшие нити
связуют паутиной голубой
и трепет бабочки, и механизм событий,
волну и лютню, ветер и гобой.
Так бесконечно жизнь подобна коридору,
где шторы темные шпалер
как бы скрывают мир, необходимый взору -
да что за окнами? Простенок ли? Барьер?
Лишь приблизительные, бледные созданья
колеблемые воздухом своим
по стенам движутся, - лишь мука ожиданья
разлуку с нами скрашивают им.
Так бесконечно жизнь подобна перемене
застывших туч или холмов,
длинноволосых фей, упавших на колени
над кубиками черствыми домов.
Так хорошо, что радость узнаванья
тоску утраты оживит,
и невозвратный свет любви и любованья,
когда не существует, - предстоит!

***
( Публикация Ю.Динабурга)