May 25th, 2018

Из "вопинсоманий"

Пришлось поездить по области.Урал,места заповедные,захолустные.Заводские поселения демидовских и бериевских времён,старинный торговый город-Троицк, Троицк [] Троицк [] Златоуст-Захолуст с заводом у пруда,горой в центре под названием "Бутыловка" и памятником Аносову с саблей. Там же огромная пересыльная тюрьма розового цвета с постоянной музыкой из-за стен. В Златоусте первое время в эвакуации из Киева жила Мая с бабушкой . Такая достопримечательность-ресторан в двухэтажном доме на улице Ленина,где кроме хорошей еды и пива был сортир на одно очко на втором этаже.Выделения проваливались в жуткую чёрную шахту. Но окрестные горы -необыкновенной красоты,и люди там былсвоеобразные,интересные,с которыми я познакомился по работе. Козловы Юрий и Валентин,однофамильцы, были отъявленными любителями-коротковолновиками,у них были QSL-карточки-подтверждения связи с заграничными странами,существовавшими для нас тогда,если применить анахронизм,лишь виртуально. Бывалый компанейский Патрин Аркадий Александрович,работник сетей ещё в военное время.Рассказывал,как однажды зимой был послан в Сатку.Ехал в санях,в тулупе,призамёрз и, не доезжая до Сатки ,решил пройтись за санями.Разогрелся,решил снова сесть,но не тут-то было.Лошадь прибавила ходу.Он скорее-и лошадь хитрая тоже.Так он до Сатки пешком и дотащился чуть живой. Юрюзань.Посёлок при небольшой станции.Места живописнейшие,рядом военный п/я.Начальник станции-хозяин,падишах.Но людям некуда деваться,терпели женолюба.Аналогичная ситуация была и в Уфалее.Тамошний начальник подстанции любил проверять,как дежурит по ночам женский персонал.Проверял он,проверял-женщины сговорились и однажды ночью решили его кастрировать, как кота.Однако операцию не довели до конца,он вырвался и утром прибежал жаловаться в райком. Уфалей-старинный деревянный городок на полдороге в Свердловск.Высокие северного типа избы из лиственницы,крытые мощёные дворы,резьба красивая. Сотрудник Сапелкин говорил:-я не знаю,что такое пятистенки,но это они наверняка. Смешные памятники революционных времён,домодельные. (Кстати,Юра Подольский недавно рассказал,что в его бытность в Верхнеуральске,в 50-е ещё годы, к каждому празднику подновляли памятник Чапаевцам.Памятник был в виде бетонных фигур с пулемётом.Пулемёт был деревянный и регулярно сгнивал,его меняли.) КЫШТЫМ. Моя первая командировка была именно туда.Пеклер,бывалый,наставляет:Смотри,поезд приходит ночью.Если тебя не убьют прямо на станции,то иди по путям до моста через реку.Мост узкий,берегись поезда.Если удастся перейти,ты входишь в лес.Ну тут тебя уж наверняка встретят.На всякий случай скажу,что за этим лесом-подстанция с приезжей избой,где линейщики свои онучи сушат.Можно представить мои ожидания.Рассказ был верен в смысле топографии,но не так уж страшен.Так я начал свою деятельность по обслуживанию устройств релейной защиты.Подстанцию строили давно,и стояли там антикварные американские защиты фирмы Вестингауз. Жил там и местный релейщик.В сенях у него стояла бочка с брагой и ковшом для проходящих мимо. Кыштым был тогда потихоньку разрушаемым демидовским городом с огромным собором и просторными деревянными улицами. Мы там втроём смотрели "Чайки умирают в гавани" в местном кино-запустелой церкви. И ОДНАЖДЫ В Златоусте вчетвером-во всём зале-смотрели "Механическое пианино". Посёлок Первомайский,серый от цементной пыли на ж.д. станции Клубника (!) Столовая при цемзаводе.Над раздаткой во всю стену картина: столешница,уходящая к горизонту и на ней невероятной величины и окраски яблоки,груши,виноград и АРБУЗ! Будто это увидено муравьём,ползущим по этому столу. А в посёлке МЕЖОЗЁРНОМ,в Башкирии,в безлюдном- все на работе-посёлке человек на приставной лестнице вырисовывает над клубом нечто с Авророй,прожекторами и великими стройками,и перспектива улицы уставлена щитами с разнообразными призывающими Руками с Инструментом и вдохновенными растрёпанными комсомольцами. Диковатое было зрелище. Если продолжить об этой наглядной агитации ,то я и в Троицке,посёлке ГРЭС,снимал эти плакаты на кино,будто предвидел,что это уйдёт.И маленькую, почти статуэтку Ленина перед вокзалом, в Троицке я снимал и разрушаемую старину-гостиный двор,собор огромный,который (после моей съёмки?) снесли.[] Сам город живописно расположен на холме,окружённом рекой Уй. Город Троицк [] Гостиница была там "Степная" с рестораном ,местным фирменным пивом ,в доме в стиле модерн. Там был-и есть,наверное,-большой мясокомбинат.Когда оттуда дул ветерок на посёлок ГРЭС, [] я вспоминал свои школьные годы на КБСе.Поражало огромное количество галок-туча их перекрывала небо,когда они перелетали на ночлег с мясокомбинатовской свалки. Релейщик тамошний,Рохацевич,был большой лингвист-любое слово мог сделать неприличным. ШАДРИНСК. Знаменит шадринскими гусями.Степной городок,старый,с множеством красивых деревянных домов.Деревянный мост невероятной длины через узенькую летом Исеть .Такие там весенние паводки. Шахтёрские города-новые-Копейск,Коркино,Еманжелинск.Пустые,бедные. В МАГНИТОГОРСКЕ бывал довольно часто. Старая довоенная часть города под трубами ММК и обогатительных фабрик с полубараками и высокими иностранного вида домами.Маленький Ленин перед проходной комбината,разноцветные дымы в полнеба. [] Театр с Пушкиным.Пушкин сгорблен,за спиной крылатка напоминает рюкзак. [] Там тогда жил и работал хирургом Игорь Кузьмин,знакомец по Челябинску,любитель литературы,токая и джаза.Я захаживал к нему к неудовольствию жены и родных его,считавших меня совратителем на ночные выпивки.Я сильно уступал ему по выносливости. А другой берег Урала- город начала пятидесятых и далее,сталинский ампир.Богатый и уютный в начальной части,выходящей к реке.Проспект,конечно,Металлургов. БЕЛОРЕЦК- типичный заводской город возле пруда,деревянные тротуары старой части,новостройки пятидесятых-те же белые с жёлтым дома с кокошниками под барокко,впрочем,тоже удобные и уютные. Телята в газоне посреди главной улицы.Что-то родное,поселковое . [][]Белорецк []Белорецк [] УЧАЛЫ- городок-посёлок при медно-серном комбинате в красивейших горных местах.Это Башкирия.Парк,взбирающийся на гору,вид оттуда многоплановый на Уральский хребет. Вот в НЯЗЕПЕТРОВСКЕ побывать не пришлось,а говорят, что это местная Швейцария.В Доме офицеров в Челябинске висела картина "Климент Ефремович Ворошилов на охоте вблизи Нязепетровска." САТКА с метзаводом ,пруд заводской, Большая закопчённая церковь прямо возле цехов.Музейные заводы,туда бы туристов возить за большие деньги! А В БЕЛОРЕЦКЕ тогда ещё работала узкоколейка,построенная в начале века англичанами.Были и пассажирские вагончики с сиденьями вдоль.Дорога была живописная,шла вдоль покосов, и машинист,говорят,мог подвезти и сено.Когда поезд запыхивался на подъёме,пассажиров высаживали для облегчения.Я прокатился на нём однажды до Тирляна,а дальше путь шёл до Бердяуша,станции Транссиба. В СВЕРДЛОВСКЕ старый завод в центре сделали-таки музеем техники.Такие идеи были и у челябинцев.Может быть,мо-быть. В Свердловске я успел увидеть и Ипатьевский дом,который впоследствии снёс Ельцин. МИАСС. Озеро Ильмень с заповедником.Первый раз посетил я со школьной экскурсией.Музей заповедника с чучелами и бюстом Ленина. [] Камни разнообразные. Основатель-Ферсман,("Занимательная минералогия").Зернистое мороженое,морс на улицах.После неоднократно бывал в командировках на УралАЗе. Снимал в старом городе. Пускали подстанцию в декабре,конечно,ночевали в вагоне на станции,укрывались матрасами.Есть что вспомнить. КУРГАН-степной город,на берегу Тобола.Примечателен наводнениями,когда городская канализация его заливает..А так тоже уютный провинциальный вид,без потуг на столичность,как Челябинск.
В Ленинграде бывал,даже на курсах в 63-м году целый месяц.Прочувствовал город как жилое место,не как застроенный пустырь,времянку.К тому времени там обретались и Динабург,и Блюм. К последнему я явился в общагу.Он отсутствовал.Комната была наполовину заставлена кефирными бутылками,заполненными водой.В записке я сетовал.что дорогу к нему мне перебежала Чёрная речка. Динабург служил тогда в Петропавловской крепости,водил экскурсии.Видок у него был весьма экзотический-борода,очки сильнейшие,и туфли на босу ногу. Однажды тогдашний Обкомыч,посетив по надобности музей,увидел его и распорядился -"это" убрать! Был случай,он сам рассказывал:Водил он по крепости экскурсию.По порядку следования завёл он группу в камеру равелина,где томился и умер какой-то народоволец.Камеру для демонстрации звукоизоляции закрыли.Юра кончил рассказ,повернулся и вышел.У двери стояла в молчании очередная группа, подготовленная уже рассказом о герое очередного экскурсовода,и когда Юрий внезапно появился из камеры,какой-то старичок воскликнул:-Это он!- И упал в обморок. О нём много можно рассказывать анекдотов.Впрочем, о ком из великих-без шуток- их не рассказывают? Мая была как-то зимой в командировке в Ленинграде,шла по Невскому,глядела под ноги,чтобы не упасть на гололёде, и вдруг увидела голые ноги в ботинках.Не сомневаясь,она подняла глаза и увидела,конечно,Юру. Он не признавал ни носков,ни шарфа.Это лагерное.Я там бывал и с Игорем.Жили в гостинице, Юра водил по своим кругам .Странные люди,как мне,провинциалу,показалось.Ездили в Комарово к кому-то на дачу,пили,они кляли большевиков.Я тогда выступал, что идея хороша,но.. Купаться в Комарово трудно- каменюки из-под воды,не поплаваешь. Попал в гости к странному длинноволосому мальчику,кажется,сыну академика-астронома Козырева. Тогда шумела его идея о материальной силе времени.Мальчик был молчаливый.В комнате его книги располагались в стеллаже,сделанном из поставленных ящиков упаковочных. Заварили чай. В котелок всыпали двухсотграммовую пачку индийского чая.( Юра сказал,что второй сорт лучше.) Я глотнул было эту жидкость,меня сразу затошнило,а они разговорились хоть бы хны. Посреди разговора из-за стеллажа вышел странный тихий человек. Мне сказали,что он только что отбыл заключение за убийство жены.В Копейске. Я, было,обрадовался упоминанию родных мест,но разговор не был поддержан. Юра мне проиграл магнитозапись стихов Кривулина,которыми я был поражён,но пообщаться с ним не посоветовал-своеобразный человек.

Москва. Как много в этом. В Москве мы останавливались у Дуси,имевшей родственое отношение к Эсфири Григорьевне Заборовой,знаменитой в Челябинске зубоврачице и потому знакомой и нам.Дуся жила вблизи Курского вокзала, тоже на Карла Маркса в коммуналке с азербайджанцами.В туалете у неё был ремонт ,и небольшие дела можно было делать в дыру в полу. Дуся была вначале домработницей,потом женой хозяина комнаты. Там было много старинных вещей- и люстра на цепях,и слоники на комоде.Как я ни намекал,она мне слоников не подарила. Её фразы:-Пойду в ГУМ, посмотрю обстановку. Или:-Есть всё можно!- на наши приношения из московских кулинарий. Или- Видишь- покупай,больше не будет! Количество её болезней было неисчислимо,мы под её рассказы пытались уснуть,но она не понимала намёков и продолжала историю болезни. Я,провинциал,Москву не полюбил.Недавно встретил у футуриста Третьякова словечко-провинциозность-виноват, это так.

ВЕРНУСЬ В ЧЕЛЯБИНСК. После "Возмездия 13" мне дали комнату на ЧГРЭСе в квартире на трёх хозяев.Одна была тихая старушка из химслужбы Водоканала. Она из-под крана не пила, и на столе кухонном у неё стояла шеренга бутылей с водой для отстаивания. Вторая соседка-дворничиха Вера. Было у неё двое детей.Витька и Людка.Отгонял я их от замочной скважины их комнаты, когда мамаша запиралась с гостем. Был там соседский мальчик Серёжа,Игорева возраста. Поиграв с ним во дворе, Игорь сказал, что Серёжа хороший мальчик,но говорит непонятные слова. И затребовал хлеб с маслом,посыпанный сахаром,как у Серёжи. Наша комната в два окна была разделена дощатой стенкой.По нашим чертежам отец на заводе заготовил детали стеллажа для книг во всю стенку,и для "стерванта".Эта конструкция с модификациями сопровождала нас во всех наших передвижениях по местожительствам. С Верой мы не ужились. Трудно было привыкнуть к их праздникам со спусканием гостя с лестницы, к её очередным сожителям,проходящим у неё акклиматизацию после тюрьмы,расположенной неподалёку. Забавно было слышать её предположения-не написать ли бывшему мужу, Витькиному отцу, чтобы вернулся в сЕмью.Такое у неё ударение,в сЕмью. Витька вырос, и его призвали в армию.Когда происходило с ним семейное прощание,к нам постучали в комнату,пригласили проститься.Мы вышли на враждебную территорию и проводили бойца,причём я неловко пожелал ему вернуться.Все завозражали:-небось, время не военное! Теперь такое пожелание уже не кажется странным. А военное положение у нас в квартире в очередной раз произошло по такому случаю:вдруг из Веркиной комнаты раздались крики насчёт спасите.Я вышел и обнаружил драку-Витька бил мамашу. Я,не будь умным,вмешался и удержал Витьку.Мамаша этим воспользовалась , подбежала к нему сзади с чемоданом в руках-и шарахнула по голове сынишку кованым углом.Тот в моих руках обмяк и свалился без памяти.Я пощупал голову и обнаружил там вмятину в черепе величиной с кулак.-Что ты наделала?Ты ж его убила! Звоню в милицию и скорую.Приехали.Витька к тому времени пришёл в себя-оказывается,эту дыру в голове ему мамаша ещё давно проделала.На всякий случай его забрали на предмет сотрясения мозга,а с Верой наши отношения испортились уже окончательно.Она заявила,что не желает больше "чужие говна убирать" и отказалась "вести недели".Мы ей платили,чтобы очередные наши уборки общих мест она делала-сама предложила,когда мы поселились.После она раскаялась-потеряла приработок-но мы гордо убирали сами под придирчивым присмотром насчёт качества. Надоела нам эта война, и с помощью отца мы перебрались в коммуналку,но зато в самом центре,на углу Ленина и Свободы. Там у нас была комната с окнами на север и запад с небольшим тамбурчиком,где поместился складной диванчик и столик Игоря,уже школьника. Квартира была на шестом этаже,лифта не было.Лишний раз из дому не выйдешь-высота потолков под четыре метра,довоенный дом. Конечно,была там и очередная соседка-злющая молодая шлюшка Анька.Предшественница наша держала её в руках и даже не разрешала пользоваться туалетом после того,как Анька побывала в вендиспансере. Она начала знакомство с нами с неразборчивого визга и обещания: я вам сниться буду! Обещание она сдержала,снилась,впрочем,как и Вера долгие годы,когда мы уже избавились давно от их общества. Аньку периодически били,утаскивали на чердак толпой,однажды раздробили ей челюсть вдрызг,и если бы не тёща, Александра израилевна,великий хирург по челюстям, не орать бы ей больше.Но скотина неблагодарная не оценила. Потом она вдруг вышла замуж.Начали с мужем Мышей пить дома , нас приглашали в компанию,но мы не пошли.Она остепенилась,выйдя в дамы,купили телевизор,большой,и в коробке от него в коридоре иногда спал пьяный Мыша,когда она его выгоняла из комнаты. Он был мужичок невредный,но сильно выпивал и однажды зимой ему трамваем отрезало ступню. Военные действия с перемириями продолжались несколько лет,пока мы не перебрались в первую нашу квартиру отдельную,двухкомнатную хрущёвку на Гагарина-между КБСом и озером Смолино.В те места,где мы с Эдиком Гайко ходили на лыжах. Переезд мы осуществили как военную операцию-тайком натаскали коробок,упаковались,и,собрав большую компанию помощников,мгновенно убрались. Когда Анька увидела наш отъезд,у неё челюсть отпала-приятно было посмотреть.Какие-то её замыслы мы наверное нарушили. Потом мы её встретили-торговала на улице Кирова возле Кафе свининой:-А вот жирненькая,для желудочка! Это место мы старались потом обходить стороной. На Гагарина нас перевозили братья Каргины,Пашентий с Артурием,Лепёшкин, Саня Семченко,Лев Незнанский.Грузчиков тогда не было принято нанимать, перевозили свои,после чего пировали среди разгрома.Переезд [] Наш подъезд был прямо за углом Гастронома, и к нам часто заходили гуляющие насчёт стакана.На второй день пришла познакомиться соседка,попросила 4 рубля,и больше мы её не видели.И на том спасибо. Житьё отдельное было с непривычки комфортным, несмотря на трудности с транспортом,особенно зимой- всем нам приходилось ездить на другой конец города,нам на работу,Игорю в школу. Но наша одиссея квартирная не окончилась на этом. Через пару лет мы поменялись в освободившуюся рядом с квартирой Маиных родителей, тоже двухкомнатную.Тут мы и прожили до самого отъезда на ПМЖ в Израиль ,с перерывом на двухлетнее выселение для капремонта в полубарак на ул.Больничной.Было там просторно,три комнаты,хотя окна у земли.Мы туда даже ванну перетащили с собой. Там нас посетил Юра Динабург с женой Леной проездом к себе в Ленинград из Ташкента,кажется.Туда он ездил к Игорю Бяльскому,его ученику,после получения небольшого наследства от матери. (Ирма Фёдоровна преподавала немецкий в Челябинском мединституте.Было у неё пара зубов и шуба искусственного меха розового цвета.Юра был с ней в переписке,просил и нас навещать её.) ВОТ И ВСЕ НАШИ ВНУТРИЧЕЛЯБИНСКИЕ МИГРАЦИИ. Основные этапы моей,так сказать,биографии.Пространственные перемещения,сопровождаемые самокопанием неглубоких вертикалей-шурфов моей,так сказать,души. (С кем протекли его боренья? -Какие боренья,миролюбивец? Смиренья,примиренья...) Но если говорить о взлётах, скорее подпрыгиваниях моей так сказать души,то надо рассказать поподробнее, с кем протекали эти вертикали. Динабург был тогда тем кристаллом,вокруг которого ,как вокруг затравки,нарастала, так сказать,друза друзей по интересам. []Толпа толклась ежевечерне и в его комнатке на Свердловской , потом на Артиллерийской,полученной им в компенсацию при реабилитации.Там я ошивался сначала с Шепелёвым,потом и с Маей.Познакомились с поэтами из Объединения "Экспресс" ,руководимого Рахлисом- с Кудиленским , с Нэлей Фельдман (Ангел Нелли).Бывал там и Фоос, были соученики по пединституту Юрины- Рита Буковская,"англичанка" ,с мужем Лепёшкиным,впоследствии запойным историком КПСС в мединституте.Был там Абраменко,по кличке "писатель",бывал весёлый Иосиф Гоцкозик (по буквам: Григорий,Ольга,цирк,крокодил...),будущий директор школы Ёс.Был скульптор Витя Бокарев,автор памятника возле Первой школы. Он был авангардист,и имел мастерскую в подвале ДК ЖД. Однажды солдатики выгрузили все его неподъёмные камни на свалку. Он не пропал, жил в Москве и в Жуковском.Где сейчас-не знаю. ( Стал известным в мире скульптором, умер в прошлом году.25.5.2018) Из Публичной библиотеки приходил Арлен Блюм,теперь заведует чем-то в Петербурге в бывшем библиотечном институте,доктор. Дагмара Боговая оттуда же,тоже Ленинградская,остроумнейшая дама. Марк Нейшулер,знаток джаза.О нём говорили:-Вот придёт Марк и всё опошлит. Многих не припомню-были две Иры,Большая и маленькая (Самохвалова,она с КБСа), Наташа Яшпон , Наташа Князева (Рубинская) ,тогда школьница. Через Блюма я познакомился с обитателями дома на ул.Свободы,где снимали комнату студенты медики- Кузьмин,Шнякин и где нашёл приют Арлен после ухода от жены. Мая называла это гнездо "Арленовой слободкой" и при ссорах приглашала меня идти на "все четыре Арленовы стороны". Другим центром притяжения более солидной публики был круг Тросмана-Шрона.Там был и великолепный Игорь Осиновский,сосланный в местный пединститут на исправление из Москвы филолог.Однажды мы попали к нему на тематическую посиделку: Тросман докладывал о научно-технической революции и проблеме безработицы будущей. Я усомнился в скором прогрессе- это были ещё хрущёвские времена.Предстоял ещё и застой.Конечно,мне ли было предугадать будущее,просто я судил по обстановке на службе,где внедряли ЭВМ не зная зачем, но получали премии за внедрение новой техники. А Динабурга я приметил задолго до нашего знакомства-вид у него был очень нездешний. ....