November 5th, 2021

Культпоход.

КУЛЬТПОХОД
или
ЛИТЕРАТУРНОЕ ТУРНЕ
по книжной полке.



Начав писать, не ду-

мал я в подобном роде,

Что годы проведу,

Мол, в этом культпоходе,

И сорок лет спустя,

Как в карты,

над корытом,

Как видите, разбитым,

Сижу теперь грустя.









Имея все права на русскую культуру,

Ты полюби сперва её литературу-

Какой богатый спектр великих озарений!

И Пушкин как конспект всех будущих творений!


О, Пушкин! Вечное явление!
Мы всё как-будто ждём вестей
О ходе поединка гения
С долготерпением властей.


Эпистолярное наследство поэта Пушкина читал.
В какое лестное соседство я незаслуженно попал!
Пролез незваным конфидентом в такую жизнь!В таком кругу
Я повертелся незаметным, теперь посплетничать могу!


Пушкинэ-нэ

Дубовый листок оторвался от ветки родимой,
Хороший листок, но нэ-нэобходимый.


"Губернский секретарь Евгений Баратынский".
В отставке секретарь, и всеми позабыт.
Друг Пушкин между тем освистан и убит.
Кто помнит о тебе, певец природы финской?
Потомки? Может быть, но что с того поэтам?
Увы, недостижим Элизиум земной!
И Голос говорит: Пора, мой друг, за мной-
И в вечность, как в кровать, они легли валетом.

* * *

Искусство- даже низовое- несёт свой свет.
Когда заденет за живое-живёт поэт.
Смотри- совсем не гениальный Иван Барков
Стоит как символ сексуальный в дали веков!

* * *

Прочти Державина: во врёт!
Каков державный одомахер!
Он хреном- редькой продерёт
Твой рот, засахаренный нахер!

* * *

Обсевки разумного-доброго-вечного
Росли на меже,
Но их в результате "спасибо сердечного"
Не видно уже.


Вальсы Некрасова, вальсы Некрасова!
Был этот автор, припомним не раз его,
Трудно отделаться, раз подхватив
Честный несложный трёхсложный мотив.
Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три,
Завтра другие понравятся авторы,
Только болезненным пульсом в висок
Стукнет когда-то и старый вальсок...
"Поздняя осень, грачи улетели,
лес обнажился, поля опустели,
только не сжата полоска одна,
грустную думу наводит она..."



Кнут и стоны и рыданья,
Славословия жулья-
И "шёпот, робкое дыханье,
Трели соловья!"
Кто их слышал, кто их слушал?
Но за то их чту,
Что они не дали душу
Загубить кнуту!

* * *

"Умом Россию не понять,
аршином общим не измерить!"
Но можно беспардонно врать.
И врать и верить,
Врать и верить!


"Мысль изречённая есть ложь",
когда за правду- на правёж!

* * *
А с чьей подачи Чаадаев Россию-маму осуждал?
Без оснований рассуждая, дурные мненья насаждал?
С чужой подачи, несомненно! Агент влиянья ЦРУ,
Вершил коварную измену стране, народу и царю!

* * *

Там вдалеке, на пороге
Новых времён и тревог
Стынет в безумной тревоге
Блок, одинокий, как бог.
Песню свою словно сына
Отдал он людям на суд.
Холодно.Горько.Пустынно.
Песни людей не спасут.
Павшим вовек не подняться.
-Страшно, поэт, не пророчь!
Холодно.Поздно.Двенадцать.
Красные зори, белая ночь.


...ночь, витрины избегая,
пробиралась сквозь январь
и аптеку обтекая,
натыкалась на фонарь...


Он пил в станционном буфете.
Кричал о любви граммофон
И чахлые пальмы, как дети,
Глядели в окно на перрон.
А там пробегали вагоны
В одну из другой черноты.
В своём отраженье оконном
Он видел чужие черты-
Как будто бы кто-то снаружи
Глядел, не тая торжества,
И душу выстуживал ужас
От странного их тождества.


Утро туманное.Хмуро и мглисто.
Спит Петербург за окном символиста
И поэтесса эпохи упадка
Тихо бледнеет в углу как лампадка.


Религиозно-философское
Собранье.Спорщики в поту,
И аргументами бесовскими
Докажут божью правоту.
Тут идеологи отчаянья
И кое-кто передовой,
И как фигура умолчания,
В углу торчит городовой.

Анненский
Он умер внезапно, придя на вокзал,
Но есть справедливость, как видно:
Пускай о признании он не узнал,
Но мне за него не обидно.


Обороняет эпигон
Парнас от модернистов прущих,
Но Брюсов, как Троянский конь,
Скрывает гениев грядущих.
С победой вырвались вперёд
Его десантники , однако
Он сам остался у ворот-
Гляди, какая деревяка!


Северянинское

-Банально, Аннабель, но больно!
Диезно как-то всё, бемольно!
По чёрным клавишам пока
Судьбы проходится рука!
А нам бы, Аннабель,на белых,
Как на прохладных простынях,
Сыграть о том, что наболело,
Открытым сердцем простонав!

Вертинское

Набелён, намалёван,

Где-то там, в Костроме
Напевал белый клоун
О прекрасной стране,
Где живут не трусливо,
От любви не таясь,
Где страдают красиво,
Пропадают смеясь,
Где в изысканных позах
Угасают они,
В асфоделях и розах
Исчезая в тени.


Прихотливый, изысканный, странный,
Переменчивый, нежный и злой,
Непокорный, неверный, туманный,
Незабвенный, мгновенный, былой
Этот мир отравляет дурманом
Ядовитых и пряных духов,
Это он выкликает шаманом
Заклинанья заумных стихов.
В нём текучесть запутанных линий
И капризных фантазий полет-
Злобно алый, неистово синий
И болезненно белый, как лёд-
Этот мир примитивный и сложный,
Ложь сама, как и правда сама,
Ненавистный, прелестный, тревожный,
Возлюбивший любовь без ума!

* * *

Давеча взял Ходасевича.
Был он весьма даровит,
Но для души нежно-девичьей
Он чересчур ядовит.
Экое время постылое,
Да поменять не дано..
"Пей, моя девочка, пей, моя милая,
это плохое вино!" (Вертинский)

З.Н.Гиппиус

Поразили паразита,
Уцелевшие- в бега,
Немезида- Зинаида
Нам грозит издалека.

* * *

В культуре тропарей и требников
Такой упорный как пырей,
Живёт сорняк великий Хлебников,
Неистребимый, как еврей.


Родная речь доверия достойна.
Не думай слишком много, говоря-
Я верю, что словарь устроен стройно,
И рифмы сочетаются не зря,
И славим мы поющего запойно
Поэзии родимой глухаря!

* * *



Владимир Маяковский. Трагедия в стихах.
Да он и сам таковский-велик и в пустяках.
Поэзии дредноут- но и такие тонут,
Лишь мачтою одной маячит над волной.


Москва.Теряешься в толпе
Разноязычной и нахальной.
Но- Маяковский! Он тебе
Ещё маячит с Триумфальной,
Пока стоит как некий знак,
Что ты не где-нибудь, а дома.
Ему к столетью Биг-Маяк
Преподнесут от Моссельпрома.


Имея торжественный вид,
Не глядя на быт затрапезный,
Поэт Маяковский стоит
На горле у собственной песни.

* * *

О, поэтизмы-атавизмы,
Миазмы чувственных болот!
О, эти пошлости-трюизмы.
Сердца бросающие в лёт!
О, вызывающие слёзы
Слова несвязной болтовни!
Недосягаемый для прозы,
Дух вдохновенья, осени
Стихи! О, как сумел Есенин
Сказать, прожить и умереть,
Чтоб повседневным воскресеньем
В стихотвореньях не стареть!

* * *

-Как же, помню: Заболоцкий.
За селом лесополоски.
Пенье.Соло.Подголоски.
Логос-сизый голубок
Ночью небо оболок.
Спит сосед и дышит ровно,
В норах дрыхнут барсуки,
Слон в лесу ворует брёвна,
Спят коряки у реки.
На небесные дороги
Вышли звёздочки гурьбой:
Это пристальные боги
Наблюдают нас с тобой.
Как увидят-ухмыльнутся.
Глазки ярче загорят,
Меж собой перемигнутся,
Нас дежурно пожурят.


* * *



Ю.Фоосу-Седову.



От юности остались лишь стихи.
-Как там?-Волна накатит и отхлынет,
а ты, как безымянный куст ольхи,-
-нет, бузины,-с дороги отодвинут
и тополь- твой пустынный материк.
Исчезла юность, подверсталась зрелость
-гляди,-сбылось, что в юности прозрелось.
Стихи- судьба.Вот так оно, старик.

* * *



Безымянные жертвы репрессий,
Наподобие диких племён,
Мы сидим при своём интересе
В резервации прежних времён.
Нынче время по-новому мчится
И чужие шумят торжества.
Перевёрнута наша страница,
Не прочитаны наши слова.

Культпоход 2

***
Да, мы поэтам знаем цену,
не будет позабыт любой:
один- как первая любовь,
другой-как первая измена.

***
Уж эта мне купля- продажа!
Как творчество с ней совместить?
Но душу на хлеб не намажешь-
придётся на рынок свести.
На рынке, копаясь в товаре,
рядятся скупые купцы,
вертятся продажные твари,
продажные рыщут творцы.

***
Запевалы- затейники
соответственных служб!
Инженеры и техники
человеческих душ!
Тела, духом здорового,
не сломить никогда!
Формируем мы нового
человека труда!
***
Презренье вам, наёмные писцы!
Забвенье вам, казённые певцы!
В союзе с государством-нигилистом
вы были так уверены тогда!
Ведь надо быть настолько атеистом.
чтоб не бояться божьего суда!
***
Хотел я сделать вклад
в народную культуру.
-Ты что,-мне говорят-
с похмелья или сдуру?
До твоего ль товару?
Не до культуры! Тут
пивную стеклотару
и то, брат, не берут!
***
Последний Съезд ССП.

Опять на розыски героев
идёт писательская рать.
Как партизан, их будут брать,
лес от карателей не скроет!
Идёт, ряды соединив,
вооружённая орава.
идёт всеобщая облава.
потрава всех культурных нив.
Поэт ретив, прозаик зорок,
от них никак не ускользнуть!
Влез идеолог на пригорок,
определяет верный путь.

Егор Исаев.

Поэт, имея интерес
до человеческой натуры.
добыл бутылку политуры
и в современника полез.
А тот с открытою душой
всё надувался и смущался,
что вот поэт такой большой
и весь в душе не помещался.

Союз поэтов.

Мы хором стараемся громким,
чтоб наш коллективный портрет
забросить к далёким потомкам
десантом из нынешних лет.
Мы все хоть сегодня готовы-
но вдруг не удастся побег
и нам не поверят на слово
и нас позабудут навек?!

Был марафон поэтический,
вернее сказать, перепляс.
Вслед за гитарой лирической
гражданский гудел контрабас.
Долго тянулось, поэтому
был перерыв на буфет.
Тут же вослед за поэтами
я поспешил в туалет.
Там оправлялись поэты,
хор унитазов рычал.
В едком дыму сигаретном
мат по-хозяйски крепчал.

***

...тот вечер вызвал интерес,
толпа огромная сбежалась,
когда одна из поэтесс
с печальным шумом обнажалась.
***

****-молодец,
где-то даже буревестник,
и за правду он борец,
и прогресса провозвестник.
Где прогресс- он тут как тут,
громко правду возглашает
раньше всех- за пять минут
до того, как разрешают!
***

Противясь произволу,
орал, что он-поэт!
И было балаболу
уже немало лет.
***

Глаз пустой не отражает
окружающих красот.
Он как дырка, поглощает
что попало-засосёт.
Пятна белые в природе
появляются в момент.
Удивлённый мент подходит:
-Предъявите документ!
***

Простуженного саунда
мы слышим песнопения-
то люди андеграунда,
то дети подземелья.
-А на свободе что же вы
не те, что в темноте?
И рожи нехорошие,
и песенки не те!
***

Ты пролетарий, ты не царь.
Когда наешься,
сыграй на скрипочке, Моцарт,
сыграй,потешься!
Ты где-то в вечности навек
ангажирован,
а к нам сюда как человек
командирован-
вживайся в местное житьё,
успеешь к богу!
А ну, Моцарт, бери ружьё,
старайся в ногу!
А ну зверей, входи в азарт,
лупи по морде!
Убей Бетховена, Моцарт.
получишь орден!
***

БГ обращается к богу,
унылое что-то поёт.
Гитара играет тревогу,
покоя рукам не даёт.
Толпа зажигалками водит
и руки вздымает наверх
и дух неизвестный нисходит
откуда-то сверху на всех.
***

И жизнь подытожив до точки,
душа мне ответит ладком,
какие такие цветочки
её одарили медком.
В недальнюю ту ли сторонку
что ей уносить, на тот свет,
в смертельную эту воронку.
откуда известия нет?
Меня же с делами моими
забудет она без следа,
слетая на новое имя,
рождаясь обратно сюда.
***