lebo35 Лев Бондаревский (lebo35) wrote,
lebo35 Лев Бондаревский
lebo35

Categories:

1989 г.

1989.

Снова снится Чевенгур
коммунизма подступы.
Два безумных донкихота
едут, едут по-степи.
(Отпусти нас, отпусти,
поступи по совести!)
Где ты, где, благая весть?
Только ненависть и месть,
да безумная идея…
-Помоги проснуться, где я?
**
Когда Христа-Спасителя сносили,
мы это всё безропотно сносили,
иконы жгли, святая босота!
А годы шли. Итог борьбы упорной
мы видим с удивленьем непритворным:
решеньем Партии Спасённого Христа!
**
Театр откроет дверку
для нынешних невежд.
-Пожалте на примерку
классических одежд!
Трагические души
берите напрокат!
Но с душами похуже:
размер великоват.
**
Бегуны, шурша ветровками,
и кроссовками стуча,
от общаги до столовки
пробежали, гогоча.
**
Теперь повсюду новостройки,
а где стоял наш старый дом,
как после длительной попойки,
припоминается с трудом.
**
Вот по манию свыше
открывается глас-
-ность ! Писатели пишут
и печатают враз!
Разрешился вопрос-то:
Этот ларчик – сезам-
открывается просто,
закрывается сам!
**
Не суетился, ждал, терпел нужу.
Покуда ждал, забыл, чего и жду.
**
Придёт, придёт момент отрадный,
добродит виноградный сок,
И колбасы не так отвратной
к нему обломится кусок,
И время выпадет пустое,
и друг объявится впопад
на час прекрасного простоя
для тех недальних эскапад…
**
И снова граждАне- гражданки
с детишками лезут на танки.
Подумали б, не странно ль
им гибнуть заодно
в борьбе с дерьмом центральным
за местное говно:
**
Круг земной, однако, узок.
Затянулся как петля.
За границами Союза
кончена Земля.
**
Размах перестройки неистов, неистов,
и ты, приступая к борьбе,
убей коммуниста,
убей коммуниста,
убей коммуниста
в себе!
**
На ветру занавеска колышется
голубой зажигается газ,
и сырыми глазами яишница
с умилением смотрит на нас.
**
Нет, первую рюмочку водки
приятно принять натощак.
В желудке тепло как под шубой селёдке,
и в мыслях – авось обойдётся, ништяк!
**

Я был сталинистом,
я был коммунистом,
я был не солистом,
обычным статистом.
Был-был, да и выбыл,
как будто бы выпал.
Был камнем в стене,
теперь в стороне.
**
Внимание! Идёт эксперимент!
На улицы выходит супермент,
опора государства, супермусор.
В его руках весомый аргумент
за нерушимость нашего Союза.
**
И снова день, как вчерашний
уходит, не достучась.
Смеркается, скоро на башне
пробьёт комендантский час.
**
Развенчанных утопий
стал выдыхаться опий.
Приходится трезветь,
приходится звереть.
И вот я снова нищий,
как этот, на гноище,
но в довершенье бед
ещё и веры нет!
**
Я сочинил стишок охальный.
Такой, не слишком гениальный,
ну не событие в судьбе,
а так, ни бесу, ни себе.
**
Споём в тоскливую минуту
позаунывней и длинней
из песен давних, почему-то
они теперешних родней,
хотя совсем не современны
страданья давних ямщиков,
да видно, души неизменны
на протяжении веков.
Бог с ними, с теми ямщиками,
и я припомню- ночь, мороз,
и дышит тёплыми боками
в степи стоящий паровоз.
Нам на ночлег, недалеко нам,
всего на полчаса делов.
Мотай, матаня- два вагона,
вези до Первых Карталов!
**
Струйкой несильной, но стойкой
землю поит водовод.
Над остановленной стройкой
пар теплотрассы плывёт,
Трос от упавшего крюка
изредка стукнет о бак,,
Дремлет у тёплого люка
пара бродячих собак.
**
Немного поодаль убийцы
свои обсуждали дела,
а мы как домашние птицы,
собой наполняли тела,
и солнце вставало, снижалось,
и молча глядело во мрак,
и волчья душа пробуждалась
у мирных гражданских собак.
**
Опасным таким, незнакомым
сегодня мне кажется путь,
и я с Ленинградским обкомом
не знаю, куда повернуть.
Сомненье меня одолело
про курс моего корабля,
направо вертеть ли, налево,
тем более, нету руля.
Трудом выгребая галеру,
под красное знамя труда,
направо гребут старики-пионеры,
поборники силы кнута!
**
Аты-баты, шли дебаты,
вновь прибалты за своё.
Иззевались депутаты,
исхихикалось бабьё.
Голосуют, счётчик скачет,
предложение горит.
_Чтобы кончить, надо нАчать,-
председатель говорит.
**
Съезд идёт, охлократия правит.
Скоро нас с диктатурой поздравят.
**
Толпа беспомощно гудела,
взывая к нравам и правам,
а в двери винного отдела
ползли по нашим головам.
И я вскричал с понятным пылом,
кляня нахального врага,
когда на голову ступила
его тяжёлая нога.
И я подумал: Гениальный
поэт! Так твой великий стих
идёт в бессмертие нахально
по головам очередных!
**
Tags: Из закромов, Стихи
Subscribe

  • Адам Гвара · ПАН ПЕРЫШКО И ПРАКТИКА ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ

    Адам Гвара ПАН ПЕРЫШКО И ПРАКТИКА ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ Пан Перышко смотрит в подзорную трубу сначала с одной стороны потом с другой после чего суммирует…

  • Юлиан Тувим. Слесарь.

    Юлиан Тувим. Слесарь. В ванной что-то закупорилось, труба храпела ужасно, дошло до протяжного воя, вода же едва капала. После опробования…

  • Адам Гвара. Все.

    Adam Gwara WSZYSCY WSZYSCY KTÓRYCH NIE ZNAŁEM Na koniec wędrowania przychodzę do rzeki. Noc rozlewa się rtęcią i podkręca bystrza. Przepływają…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments