Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Тадеуш Ружевич. Каштан.

Тадеуш Ружевич. Каштан.

Печальней всего - уезжать
из дома осенним утром
когда ничто не предвещает скорого возвращения

Каштан посаженный перед домом
отцом растет в наших глазах

мама маленькая
и можно носить её на руках

на полке стоят банки
в которых конфитюры
как богини со сладкими губами
сохранили вкус
вечной молодости

армия в углу шкафа уже
до конца света останется оловянной

и всемогущий Бог который примешивал
горечь к сладости
висит на стене беспомощный
и плохо намалёван

Детство похоже на затёртое лицо
на золотой монете, которая звенит
чисто.

Różewicz Tadeusz - Kasztan

Najsmutniej jest wyjechać
z domu jesiennym rankiem
gdy nic nie wróży rychłego powrotu

Kasztan przed domem zasadzony
przez ojca rośnie w naszych oczach

matka jest mała
i można ją nosić na rękach

na półce stoją słoiki
w których konfitury
jak boginie ze słodkimi ustami
zachowały smak
wiecznej młodości

wojsko w rogu szuflady już
do końca świata będzie ołowiane

a Bóg wszechmocny który mieszał
gorycz do słodyczy
wisi na ścianie bezradny
i żle namalowany

Dziećiństwo jest jak zatarte oblicze
na złotej monecie która dżwięczy
czysto.

Кино.60-е. Комментарий.

Командировки. В пояснение моего кино 8мм.

Полмира в объятиях держит Морфей,
а он на ветру, на перроне.
Получен аванс и заполнен портфель,
вместительный, вроде гармони.
Кочевье старушек, детей и солдат,
забиты вагонные полки.
Те режутся в карты, а те уже спят.
Ложиться не стоит, недолго.
И думает он, проверяя карман:
-что видел, и что рассказали,
припомнит потом и напишет роман,
длинный, как ночь на вокзале.

Колёса отбивают такт,
но остановки то и дело.
Пустое время надоело
как затянувшийся антракт.
Скорей, скорее бы! Однако,
нам расписание-судьба,
и чёртов поезд, как собака,
стоит у каждого столба.
Что ж делать! Отложив тревоги
и погружаясь в полусны,
гляжу как дремлют вдоль дороги
поляны, полные луны.

Этот дождь словно шорох шагов
молчаливой толпы двойников.
Этот город не знает о том,
что не город он, только фантом.
Просто так захотелось судьбе,
чтобы я заблудился в себе.
Ночь минует, и утром чуть свет
я уеду, и города – нет.

Был синий мрак ещё глубок
и недвижим, но утро крепло.
на круглой горке городок
казался серой грудой пепла.
Костром, забытым у реки
был город догорать оставлен,
перебегали огоньки
по серой корке стен и ставен.
Я ждал автобус на вокзал,
и видно было издалёка:
полоской освещённых окон
он через мост переползал.

Стоят артисты на перроне
в живом разнообразье поз.
Заслуженный,в седой короне,
купил коробку папирос.
Они ломают копья мнений,
разят остротами мечей…
Какой-то тип, -наш современник!-
пронёс стремянку на плече.
Прошёл маляр, под ношей горбясь,
И завтра те воссоздадут
его нерукотворный образ
с пятном от краски на заду.
**

Колесо оборзения 5.

5
Мнение не имение, поделишься- не убудет.

В борьбе чёрного с белым побеждяют серые.

В коммунистической бригаде
С нами Ленин впереди !
...в белом венчике из роз…

Челофейк! Это звучит горько...

ВМФ парад в СПб.

Главком на сером катере
приветствует морцов,
и статуи как снайперы
на крышах у дворцов.

О моих стихах :

Волька Бородин : да это же просто мысли в рифму! (Он был лириком).
Юрий Фоос , когда попытался предложить Ур.Нови несколько моих стихов, на отказ удивлялся:-Но так же ведь никто не пишет!

Юрий Динабург показал стихи какому-то ленинградцу, поэту или критику, забыл фамилию, не то Айзенбергу, не то Айхенвальду, тот сказал, что это не поэзия, но он не отказывает автору в интеллигентности.

А подборку моих стихов в немецком интернет-журнале Заграничные Задворки автор предисловия озаглавил “ Искусство иновидения”.

Это было моим дорогостоящим для окружающих хобби.

...

Пора обнулять историю. Объявить амнезию.

Тадеуш Завадовски. Армии оловянных солдатиков, и др.

Тадеуш Завадовски.

АРМИИ ОЛОВЯННЫХ СОЛДАТИКОВ
по обеим сторонам улицы собрались армии. мундиры
спрятаны в рюкзаках или в котомках . флаги
готовы к подъёму на мачту. обе уверены в победе
разучивают парадный шаг. ожидают нужного момента
который неизвестно когда наступит. люди проходят
между ними делают закупки в магазинах на случай войны
и на всякий случай. оставшиеся дома закрывают окна
выключают телевизоры и радио. перестают разговаривать между собой
или пользуются шифром. дети уже не хотят играть оловянными
солдатиками. предпочитают компьютерные игры где они сами
устанавливают правила.
постепенно улицы пустеют. солдаты расходятся по домам.

РАЗГОВОРЫ О СВОБОДЕ

сидим в парке под деревом. пьём пиво. возле
нас птицы небесного и прочих колеров переминаются
с ноги на ногу. кто-то подходит говорит что тут не дозволено
распивать алкоголь. это только пиво. говорим о свободе.
у войтека волосы зелёные как мундир. по ночам
он прячется на чердаке я в подвале
копим запасы на случай войны. кто-то говорил
что на соседней улице видел военных. двух солдат

пьяных мертвецки.

КАРТОЧНЫЙ ДОМИК

я строил свой мир из белых карт. уничтоженные
чёрные и серые выкидывал с территории стройки. возводил
стены на фундаментах давней погибели и ненависти
веруя что зло не может возродиться вернуться. потому что
минуло безвозвратно. не думал что было это
только игрой. из-под земли вышли карликовые старцы. несли
свои карты с картинками шутов и демонов чтобы
ими заменить мои. карту на карту. чёрную

вместо белой.

ВОЕННЫЕ ИГРЫ

Война похожа на маленькую девочку. скачет с ноги
на ногу с государства на государство. раз два три завтра
ты. подключает парней. одевает в полевые мундиры. меняет
деревянные ружья на ракеты вместо яблок опадают
гранаты. раны намалёваны малиновым соком на культи рук
и ног. раз два три завтра ты. десятки тысяч сирот и бездетных
родителей.

одним нажатием джойстика.

ЕЩЁ НЕТ ВОЙНЫ.

ещё нет войны. ещё только подтягиваются армии
калек с оторванными руками ногами ослеплённых
взрывами ужаса. гул лопающихся иллюзий
разорванных в клочья ненаписанных книг. ещё
сидим при пиве с приятелями с которых неприметные
мастера стратегии снимают мерки будущей униформы.
они прислушиваются к нашим разговорам о детских
стрелялках и поединках на палках. выходим на
заплетающихся ногах. на улице подходит к нам группа

военных врачей спрашивают дорогу…

ПЛЯЖ. ПОДГОТОВКА К ВОЙНЕ.

девочки роют в песке окопы для пластиковых мышек и других
надёжных солдат которые должны их защитить от крадущейся
жизни. их братья льют ведёрками воду сооружая рвы
перед построенными с азартом бункерами где они укрыли свои
машинки и другую военную движимость. родители в это время строят засеки
из ширм и укрепляют их палисадами разложенных лежаков. в центре
полно гранат из бутылок пива. ещё минута и нахлынет десант
обёрток от мороженого и пустых пакетов от чипсов. вдоль пляжа

ходит разукрашенный моряк и предлагает снимки за десятку.



ПЕЙЗАЖ ПЕРЕД БИТВОЙ А МОЖЕТ БЫТЬ ВОЙНОЙ

сижу за столиком и пью очередную чашку кофе. смотрю на чистый
листок на который через минуту возможно присядет заблудившийся
стих не думаю ни о предстоящей войне ни
о запланированной битве. запасы не сделаны укрытие
не оборудовано мундир требует утюжки. сижу
при кофе как ни в чём не бывало, а вокруг носятся сообщения
панические или напротив угрожающие . радио выключено - не слушаю,
в телевизоре плюются политики - я не смотрю. какой-то военный
пробежал по комнате выпил два по сто и побежал на следующую
позицию. а тут водка заканчивается запасы не сделаны

и всё те же сообщения…

НЕ ГОВОРИ МНЕ ПРО ЗАВТРА

не говори мне про завтра. это такая условная дата
выдуманная на потребу минуты. все еще длится сегодня . ещё
долго могу не смотреть телевизор и подсчитывать падающие
листья с деревьев. есть время до зимы несколько месяцев.
потом могут отключить ток. электрокардиограмма покажет прямую,
по которой надлежит перебежать на другую сторону.

а что если завтра не будет и я останусь большим знаком вопроса
с вечно открытом от ужаса ртом? теперь поговори ещё со мной
глазами касанием руки скольжением волос по щеке.

слова тетмайера смешиваются с каплями пота на лбу всё ближе
к зиме. листья прикроет белое забвение в котором
скроюсь вместе с моей мурашкой. ношу её в сердце
как талисман, чтобы защититься от себя.

в полночь остановились часы и не известно на которой я стороне.

ПОКА НЕ ЗАСНУЛ
столько моих друзей промаршировало в сон. ещё
бубнят в моей голове барабаны их ботинок бьющих о мостовые
незаконченных войн. остались от них разбросанные
пуговицы мундиров стихи. гранаты слов
не брошенных на бумагу или даже на ветер. ночью вместо
баранов считаю шаги тех что пересекли линию
фронта. мало-помалу занимаю их места. за ними
уже только сон.

ПЕЩЕРА
я вышел из пещеры, но снаружи не было уже людей. остались только
их тени на стенах. разбросанные огрызки идей. всё
оказалось неправдой. мечты о свободе очередным несбыточным сном.
Я бродил по улицам заполненным пустыми
лозунгами словно в огромном гардеробе между развешанными
плащами и куртками. искал в них хотя бы след
человеческого запаха, но найденный напоминал скорее
звериный. гигантский мегафон взывал к акции непослушания. другой
выстраивал ряды вооруженных роботов. я вернулся в пещеру и назвал её
домом.
https://opt-art.net/helikopter/1-2018/tadeusz-zawadowski-dziewiec-wierszy/