Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Кино.60-е. Комментарий.

Командировки. В пояснение моего кино 8мм.

Полмира в объятиях держит Морфей,
а он на ветру, на перроне.
Получен аванс и заполнен портфель,
вместительный, вроде гармони.
Кочевье старушек, детей и солдат,
забиты вагонные полки.
Те режутся в карты, а те уже спят.
Ложиться не стоит, недолго.
И думает он, проверяя карман:
-что видел, и что рассказали,
припомнит потом и напишет роман,
длинный, как ночь на вокзале.

Колёса отбивают такт,
но остановки то и дело.
Пустое время надоело
как затянувшийся антракт.
Скорей, скорее бы! Однако,
нам расписание-судьба,
и чёртов поезд, как собака,
стоит у каждого столба.
Что ж делать! Отложив тревоги
и погружаясь в полусны,
гляжу как дремлют вдоль дороги
поляны, полные луны.

Этот дождь словно шорох шагов
молчаливой толпы двойников.
Этот город не знает о том,
что не город он, только фантом.
Просто так захотелось судьбе,
чтобы я заблудился в себе.
Ночь минует, и утром чуть свет
я уеду, и города – нет.

Был синий мрак ещё глубок
и недвижим, но утро крепло.
на круглой горке городок
казался серой грудой пепла.
Костром, забытым у реки
был город догорать оставлен,
перебегали огоньки
по серой корке стен и ставен.
Я ждал автобус на вокзал,
и видно было издалёка:
полоской освещённых окон
он через мост переползал.

Стоят артисты на перроне
в живом разнообразье поз.
Заслуженный,в седой короне,
купил коробку папирос.
Они ломают копья мнений,
разят остротами мечей…
Какой-то тип, -наш современник!-
пронёс стремянку на плече.
Прошёл маляр, под ношей горбясь,
И завтра те воссоздадут
его нерукотворный образ
с пятном от краски на заду.
**

Лариса Миллер. Из ФБ, сегодня.

Лариса Миллер

Суббота – новые стихи.
Про новый фильм Вуди Аллена
***
Вот удивительное дело!
Я ни к чему не охладела.
Хотя живу сто тысяч лет,
Но свой очередной рассвет
Встречать совсем не расхотела.
И надо ж было так подсесть
На эту жизнь, что нынче есть,
Что нынче есть, а завтра нету,
На эту зыбкость, горечь эту,
Которую нельзя заесть.
***
Мне лёгкость нелегко даётся,
Сил на неё не остаётся.
Ведь лёгкость - это петь, летать,
Надежды разные питать,
Легко утрами подниматься,
Легко за дело приниматься,
То бишь, к странице, что бела,
Приделать лёгкие крыла,
И к слову крылышки приладить,
И с небесами связь наладить,
И в заревые небеса
Отправить эти словеса.
***
Ну а меня лишь по утрам
Моя обслуживает муза.
Лишь по утрам "па-рам, па-рам"
Пою я звонко, как Карузо.
Да разве я себе прощу,
Коль в эти миги неземные
Я вдруг возьму и пропущу
Её сигналы позывные?
Лишь на рассвете, где-то в пять
Она, не напрягая связки,
Способна в рифму сочинять
Свои пронзительные сказки.
***
В России без рифмы совсем невозможно.
Здесь всё так непрочно и зыбко, и сложно,
И держится всё на шатучем гвозде.
Пусть рифма хотя бы нас держит в узде,
Пусть рифма хотя бы всё слепит и склеит,
Пускай хоть она бедных нас пожалеет,
Пускай хоть она нас в обиду не даст
И видимость рая земного создаст.
***
И открыть на излёте осеннего дня,
И открыть для себя на предсонных минутах
При свечах, золотыми ветрами задутых,
Что Господь некий свет приберёг для меня.
Некий свет, что поможет мне перенести
Ночь, которая будет, как вечность, ползти.
ИЗ ПРЕЖНИХ СТИХОВ:
***
К юной деве Пан влеком
Страстью, что страшнее гнева.
Он бежал за ней, но дева
Обернулась тростником.
Сделал дудочку себе.
Точно лай его рыданье.
И за это обладанье
Благодарен будь судьбе.
Можешь ты в ладонях сжать
Тростниковой дудки тело.
Ты вздохнул — она запела.
Это ли не благодать?
Ты вздохнул — она поёт,
Как холмами и долиной
Бродишь ты в тоске звериной
Дни и ночи напролёт.
1977
------------
Про фильм Вуди Аллена.
Не могу не поделиться. Посмотрела вчера новый фильм Вуди Аллена "Дождливый день в Нью-Йорке". Это был праздник, хоть и горьковатый на вкус, как всегда у этого режиссера. Празднично всё: картинка, актерская игра, диалоги, музыка. Удивительно, что Вуди Аллен, при его довольно мрачном взгляде на вещи (я знаю это из его многочисленных интервью) делает фильмы, после которых хочется жить. И дождь, который идет все полтора часа, счастливый, и жаль, что не можешь попасть под него. И все эти влюбленности, измены, терзания, недовольство собой только обостряют чувство жизни. Вуди Аллен слишком умён, чтоб говорить банальности про то, как трудно жить. Но все его легкие, летучие диалоги именно об этом - о том, как трудно жить и как легко впасть в отчаяние. Этому режиссеру чуждо глубокомыслие. У него хватает ума, чтобы не относиться к себе и своим героям, которых он нежно любит, слишком серьёзно. От свирепой серьезности его спасает самоирония. И что бы ни происходило в его фильме, он держит улыбочку. Печальную, но не натужную. Это редкий талант делать солнечный фильм из дождя, досады, нервов, ссор, неудач и т.д. Такие фильмы снимать гораздо труднее, чем драмы. И не надо спрашивать у него, откуда в финале «рояль в кустах». Просто доверьтесь режиссеру, расслабьтесь и смотрите. Вам станет гораздо лучше, чем было. Чудеса – это сквозная тема многих фильмов Вуди Аллена. Он и в «Сенсации», попав на тот свет, показывает карточный фокус таким же теням, как он сам, приговаривая: «Вы прекрасная, замечательная публика». Давайте побудем такой публикой ради собственного блага.

Юзеф Баран. 1 сентября.

Poeta Józef Baran
DNIA 1 WRZEŚNIA...
kiedy oglądam filmy wojenne
myślę o sześciu rozmnażających się latach
mają niezliczoną ilość macek
odcinamy jedną na jej miejsce
pojawia się dziesięć następnych
bohaterstwu wyrastają wciąż nowe skrzydła
okrucieństwo odbija się zwielokrotnionym echem
każdego września wybucha wojna
hitler wciąż krzyczy niemcy są źli spadają bomby
partyzanci rosną jak grzyby po deszczu
repertuar ich akcji jest niewyczerpany
ojciec kolbe bez przerwy występuje z szeregu
a wielu poległych żyje prawdziwiej
od tych którzy żyją naprawdę
te sześć lat
to studnia bez dna
wypełniona stuprocentowym spirytusem
rozcieńczanym w kilkudziesięciu latach pokoju
spijają się nim synowie potem wnukowie
przy akompaniamencie salw zwycięstwa
ta wojna trwała chyba sto lat
myślę
wynurzając się z jej ciemności

Поэт Юзеф Баран.
1 сентября ...
когда я смотрю фильмы о войне
я думаю о шести разрастающихся годах
с неисчислимым множеством масок
срываем одну и на её месте
появляются десять следующих
у героизма вырастают новые крылья
жестокость отражается многократным эхом
каждый сентябрь взрывается войной
гитлер все еще кричит немцы лютуют падают бомбы
партизаны множатся как грибы после дождя
репертуар их акций неисчерпаем
отец кольбе постоянно выходит из шеренги
и многие павшие реальней
действительно живых
шесть лет войны
это колодец бездонный
наполненный стопроцентным спиртом
разведённый десятилетиями мира
от которого спиваются сыновья потом внуки
под аккомпанимент салютов победы
эта война длилась наверное сто лет
так я думаю
выходя из ее тьмы
(Из тома "Pędy i kłta", WL 1984)

Александр Кабанов. Глубокая заморозка.

Александр Михайлович Кабанов


ГЛУБОКАЯ ЗАМОРОЗКА
Опять забросили холода, как белые невода:
ловить своих мертвецов и всех героев труда,
я помню рыбный отдел + морозильный отсек,
минтай меня осмотрел, меня допрашивал хек,
еще я помню - мясной, в прожилках снега, барак,
а дело было весной, происходило вот так:
восстал из ямы ямщик, хичкок иваныч корней,
напялил волчий тулуп, запряг вслепую коней,
я всю дорогу молчал под перезвон бубенцов -
опять начало начал пришло в конце-то концов,
и улыбается маск в предчувствии торжества,
и полыхает дамаск, чтоб не замерзла москва.
27.02.2018