Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Из 1982-го.

Вива, лингва эсперанто, увлеченье чудаков!
Я ему предпочитанто невербальных языков!
Телепаты, сообщайтесь, узнавайтесь новостей
без содействия печати, без участия властей!
Их оставим оставаться при своих "узун-кулак",
кой-кому коммуникаций - как кому. кому- никак!
**
Поправьте меня, если я неправ!
Представьте, у нас свобод и прав
ну просто бесконечное множество,
и количество их множится и множится!
И нам свидетельствует об этом увеличении
соответствующий рост запретов и ограничений.
**
Юбилейная пора. Много выгодной халтуры
У работников пера, у начальников культуры.
У стихов короткий цикл в результате их работы:
написали подлецы, прочитали идиоты.
**
Пустынных улиц контуры рисуя,
в густом тумане заблудился свет,
и до поры трудились вхолостую
расклейщики плакатов и газет.
И свет висел, предметов не касаясь,
и было скрыто до поры от глаз,
что перемен таинственная завязь
в соитии событий завелась.
**

Из давнего.

Из давнего.

Глаза, давай, глаза
промоем синевою,
синеют небеса
как раз над головою,
слезу, давай, смахнём,
и воздухом холодным
вздохнём, давай, вздохнём
о милом мимолётном!
**
Ты ушибся? Пройдёт!
До утра заживёт!
Наша жизнь быстротечна,
поболит, и пройдёт.
**
А наверху горит звезда,
звезда пятиконечная.
Мы понимаем иногда,
что мы с тобою вечные.
Конечно, мы с тобой умрём,
но снова будем живы.
Когда-нибудь мы оживём,
и не заметим перерыва.
**
И я очнулся от забот,
и понял в тот же миг,
что мир вокруг совсем не тот,
к какому я привык.
И я очнулся от забот,
от обморока бед,
и увидал, что мир не тот,
и что другого нет.
**
Судьба тебе кручины
подносит как сюрприз.
Всему свои причины,
возьми и разберись,
оставь свои улыбки:
для будущей вины
ужасные ошибки
уже совершены.
**
Оставим политес
и светские ужимки,
грошёвый интерес
запишем в недоимки,
не будем в душу лезть,
давай, разговоримся,
расскажем всё как есть,
простим и распростимся,
**

Мы нору себе отроем,
мы устроимся в тепле,
мы на всё глаза закроем,
что творится на земле.
нам нельзя без указаний
в ситуациях любых.
Ах, создайте нам, Дизайнер,
мир, удобный для слепых!
**
История стара.
Закончить не пора ли
закручивать спирали?
Пора,
пора, пора!
История не зла,
но нас подняв за космы,
история несла,
и выбросила в космос.
Так мы на небе, да?
Земля нам не пределом?
Землянам обалделым
и небо не беда!
**
60-е-80-е.

Юрий Динабург. 05.01.28 - 19.04.2011.

Стихи из 1945 года.

ЛЮБИМЫМ АВТОРАМ

Знаю ваши гордые печали,

Демон вашей страсти мне знаком.

Все мы бушевали и мечтали,

Загорались голубым огнём.

Знаю власть волнующих созвучий,

Музыку кроваво-красных слов.

Я любовью и тоской замучен.

Ко всему готов.

Музыка струится в каждой вещи,

В каждой вещи музыка слышна

И душа в волнении трепещет

Как поющая струна.



Слова любви и нежности

Давно ли,не вчера ли?

Мы с вами по небрежности

С другими растеряли.

Они-бутоны майские,

Но мы-перед июнем,

Оставим грёзы райские

Доверчивым и юным.

Они свежи и липки,

Порой ещё в апреле.

Быть может,по ошибке

Нам в них большая прелесть.

Цветы давно ощипаны

С их веток мной и вами,

Пути мои усыпаны

Увядшими словами.



Стань,душа моя,как призма,

Разбивающая светы,

Стань как сад, цветы капризно

Осыпавший ветру с веток.

За высокими стенами

Наших гордых одиночеств

Ночи бреда и стенаний,

Фантастические ночи.

За мою дневную одурь

Дай мне светлую отраду-

Светлых снов живую воду,

Розоватую от радуг.

Я пойду навстречу ветру

С воспалёнными щеками

Шаг за шагом,метр за метром

Свой звенящий шаг чеканя.

У берёз как у русалок

Распустившиеся косы,

Осень в далях разбросала

Густолиственную осыпь.

Мажена МарьЯн Я буду...

MarJan


No chodź czule świt rozbudzę
w myśli wskoczę
dzień rozchmurzę.
Biegać boso pośród trawy,
gonić ptaki potem żaby
będę...
latem,a ty wiosną patrzeć
jak nam kwiaty rosną.
Będę.....
nimfą ty rybakiem
albo muchą ty krzyżakiem,
będę...
szumem łanu żyta,
co się srebrzy i nie pyta,
Będę...
jednym z tych motyli
co się życiu rozmotylił,
będę...
tobie latem, wodą,
zwilżać usta być ochłodą.
Będę...
życiem, rozkwitaniem,
struną serca,
czasu drganiem.
MarJan


Давай, я нежно утро разбужу ,
мысль ухвачу,
и день растормошу,
босою по траве спеша,
распугивая птиц и жаб.
Я буду...
летом, а ты- весной,
смотри ,как оживает мир цветной.
Я буду.....
нимфой ты же рыбаком,
я буду мухой , ты будь пауком.
Я буду..
полем ржаным под ветром
что шелестит и не ждёт ответа .
Я буду...
бабочкой, мотыльком,
что в жизнь твою залетали мельком.
Я буду...
летом , буду водой ,
устам сухим прохладой в зной.
Я буду...
жизнью, цветеньем,
струною сердца,
времени биеньем.
MarJan

Кавафис. В ожидании варваров.

В ожидании варваров
Перевод Михаила Гаспарова.
Журнал "Комментарии", № 15 (1998).


- Отчего народ в перепуге?
- Идут варвары, скоро будут здесь.
- Отчего сенаторы не у дела?
- Идут варвары, их и будет власть.
- Отчего император застыл на троне?
- Идут варвары, он воздаст им честь.
- Отчего вся знать в золоте и каменьях?
- Идут варвары, они любят блеск.
- Отчего ораторы онемели?
- Идут варвары, они не любят слов.
- Отчего не работают водопроводы?
- Идут варвары, спрашивайте их.
- Отчего все кричат и разбегаются?
Весть с границы: варвары не пришли,
Варваров вовсе и не было.
Что теперь будет?
С варварами была хоть какая-то ясность.

Барбара Гаевска. Грех Марсия.

Barbara Gajewska
grzech Marsjasza

odważny byłeś Marsjaszu a może aż tak
naiwny
chciałeś dorównać bogom chciałeś
ostrymi dźwiękami aulosu
przygasić płomień którym Apollo rozpalał
struny swojej cytry
ty satyr
jak mogłeś nie wiedzieć że bogowie grają
najpiękniej
przecież zostali wykrzesani z piękna
nie mieszkają w cienistych lasach nie kładą
głów na ziemi
i nie ma dla nich za wysokich progów i za
długich drabin
ty satyr
na swoich koźlich nogach
mogłeś tylko fiknąć kozła
a ty grałeś i grałeś pięknie i to był twój grzech
odważny byłeś Marsjaszu czy aż tak naiwny
oddałeś siebie na żer zemsty boga za tę grę
unisono
za powiew zachwytu
czyżbyś wierzył w łagodność piękna na
boskich dłoniach Apolla
kiedy pławił się w twoim krzyku i swojej
pogardzie
kiedy zdzierał z ciebie kolejny płat skóry
pasterze nadal pilnowali owiec a bogowie
ucztowali na Olimpie
i tylko poeta wie że skamieniał słowik
i posiwiało drzewo


Грех Марсия
ты был храбрым Марстй а может и настолько
наивным
что захотел сравняться с богом захотел
резким звуком авлоса
погасить пламя которым распаляет Аполлон
струны своей цитры
ты сатир
как мог ты не знать что боги играют
прекраснее
ведь сотворены они из прекрасного
не живут в тенистых лесах не кладут
головы на землю
и нет для них слишком высоких порогов и слишком
длинных лестниц
ты сатир
на своих козлиных ногах
ты мог только выделывать коленца
а ты играл и играл красиво и это был твой грех
храбрым был ты Марсий или таким наивным
что отдал себя в жертву мести бога за эту игру
унисоном
в порыве восторга
неужели ты верил в нежность красоты
божественных рук Аполлона
когда он купался в твоем крике и своей
гордыне
когда сдирал с тебя очередной лоскут кожи
пастухи по-прежнему пасут овец и боги
пируют на Олимпе
и знает только поэт что соловей окаменел
и дерево поседело.

Картинка.

Картинка.
А вот и вид аляповатый.
Вишнёвый садик коло хаты,
хозяин, крот подслеповатый,
стоит с лопатою в руке.
Бежит собачка, хвост колечком,
над домом дым стоит как свечка,
за тополями недалечко
струится речка в лозняке.
Белеют вишни в цвете вешнем,
скворчат скворчата по скворешням,
и всё таким надёжным, здешним,
разнеженный ласкает глаз.
Пастух играет на жалейке,
водичка капает из лейки,
на солнцепёке на скамейке
дед в телогрейке и матрас.

Колесо оборзения 13.

13.
Кощей Бессменный.
**

Написал в ФБ про картинку : Хохлома. Удалили. Видимо, посчитали это ругательным названием Украины.
**
23.02
Человек сугубо штатский,
но юмор у меня солдатский,
проще репы пареной,
форменно - казарменный.

Дует из створок и дверок,
по крышам топорщится жесть.
Февраль, боевой недомерок,
в фельдфебели хочет пролезть.
**
Припоминается “Война с саламандрами” Чапека. Несчастненькие и чёрненькие, однако натворили бед. Не о близком будущем ли это?
**
Почему поэт поёт?
-Логос голос подаёт.
**
Поэзия избяная, одноэтажная:
...то как путник запоздалый
к нам в окошко постучит...
**

Бифштекс с кровью “робеспьер”.
**
Non omnis homo - sapiens.
**
Поэту нужен читатель, как эксгибиционисту зритель.
**
Поэзия низовая, на подножном корму и поэзия пастбищ горних.
**
Тепло кресту за пазухой.
**
Мультфильм советский “ По щучьему велению.
Мобилизация : - Нашему царю показали фигу, умрём все до единого!
**

"Марш экклезиастов"

Из давнего.
«Марш экклезиастов»
«Эх, хорошо в стране советской жить!»

В истории бывало много всячины,
до светлых дней не дожили пока.
Века златые были, были мрачные,
и были так, середние, века.
То в наступлении, то в обороне
духовный мир с реальным был в войне.
Но час пробил, и мир потусторонний
теперь стоит на нашей стороне.
В одном строю с прорабами пророки,
с домоуправом рядом домовой.
Товарищ дьявол, вытравляй пороки!
Товарищ бог, работай головой!
соединим мы все земные сферы,
из рая в аду дыры провертя,
всех ангелов мы примем в пионеры,
и комсомол отправится к чертям.
В литавры бейте, о победах пойте,
дудите в электронную дуду,
а вы, друзья, горите на работе,
чтоб не гореть впоследствии в аду!

Серый карнавал.
Точно в срок по всем распоряжениям
начинался серый карнавал,
намечалось некое движение,
-запевай!- и кто-то запевал.
Кто-то говорил об обязательном,
кто-то возникал, и кто-то ник,
и жандарм, назначенный писателем,
открывал лирический дневник.
И боролось новое со старым,
и войною минус шёл на плюс,
и очередные циркуляры
дети говорили наизусть.
Хором неразборчивым поэты
прославляли что-то вперебой,
и как птицы серые, газеты
стаей проносились над толпой…
Расширялось серое кружение,
замирало только ввечеру,
и согласно всем распоряжениям
снова начиналось поутру.
(Название позаимствовал из фэнтэзи Успенского)

Антоний Слонимский. Элегия...

Элегия еврейских местечек.

Антоний Слонимский. ( 1895 - 1976)


Нет уже, не найдёшь в Польше еврейских местечек
В Хрубеншве, Карчеве, Феленице, Бродах,
Искал бы напрасно в окнах зажжёных свечек,
В домах не услышал бы песен субботних.

Ничего от евреев, ни тряпки, ни тени,
Кровь песком засыпана, нету красной,
И синей известью чисто выбелены стены,
Как от заразы какой, или на великий праздник.

Свет месяца одинокого, холодного, чужого,
Льётся на шоссе, едва ночь настала.
Родные мои еврейские хлопцы, поэты душою,
Не найдём мы двух золотых месяцев Шагала.

Те месяцы над иной уже ходят планетой,
Отлетели, напуганы молчаньем понурым.
Нет уж тех местечек, где портной был поэтом,
Часовщик философом, брадобрей трубадуром.

Нет уж тех местечек, где библейские песни
Ветер с польскими сплетал неразделимо,
Где старики евреи в садах под сенью черешни
Оплакивали святые стены Иерусалима.

Нет уж тех местечек, стали тенью, преданьем,
И тень эта будет ложиться за нашим словом,
Покуда братство не сблизит снова
Народы, вскормленные вековечным страданьем.
• * *

Elegia miasteczek żydowskich
Słonimski Antoni


Nie masz już, nie masz w Polsce żydowskich miasteczek,
W Hrubieszowie, Karczewie, Brodach, Falenicy
Próżno byś szukał w oknach zapalonych świeczek,
I śpiewu nasłuchiwał z drewnianej bóżnicy.

Znikły resztki ostatnie, żydowskie łachmany,

Krew piaskiem przysypano, ślady uprzątnięto
I wapnem sinym czysto wybielono ściany
Jak po zarazie jakiejś lub na wielkie święto.

Błyszczy tu księżyc jeden, chłodny, blady, obcy,
Już za miastem na szosie, gdy noc się rozpala,
Krewni moi żydowscy, poetyczni chłopcy,
Nie odnajdą dwu złotych księżyców Chagala.

Te księżyce nad inną już chodzą planetą,
Odfrunęły spłoszone milczeniem ponurym.
Już nie ma tych miasteczek, gdzie szewc był poetą,
Zegarmistrz filozofem, fryzjer trubadurem.

Nie ma już tych miasteczek, gdzie biblijne pieśni
Wiatr łączył z polską piosnką i słowiańskim żalem,
Gdzie starzy Żydzi w sadach pod cieniem czereśni
Opłakiwali święte mury Jeruzalem.

Nie ma już tych miasteczek, przeminęły cieniem,
I cień ten kłaść się będzie między nasze słowa,
Nim się zbliżą bratersko i złączą od nowa
Dwa narody karmione stuleci cierpieniem.

***