Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Константы Ильдефонс Галчиньски. "Дождь"

Konstanty Ildefons Gałczyński

Teatrzyk Zielona Gęś


ma zaszczyt przedstawić

"Deszcz"


Chór Czekających Na Autobus:
O, jak nudno jest czekać na autobus.

Deszcz:
(zaczyna lać)

Chór Czekających Na Autobus:
Cholera z takim deszczem.
Cholera z takim czekaniem.
Cholera z takim autobusem.

Przejeżdżający W Samochodzie:
(wysiadając z samochodu przed ogonkiem czekających) Mój samochód jest bardzo malutki. Mój samochód was wszystkich nie pomieści. Ale mogę zrobić jedną prostą rzecz: mogę wysiąść z samochodu, mogę stanąć w ogonku, mogę czekać i moknąć razem z wami. (staje ostatni w ogonku)
K U R T Y N A

Konstanty Ildefons Gałczyński
1949

Константы Ильдефонс Галчиньски.
Театрик Зелёная Гусыня
Имеет честь представить
«Дождь»


Хор Ожидающих автобус:
О, как нудно ожидать автобус.

Дождь:
(начинает лить)

Хор Ожидающих автобус:
Вот дерьмо с этим дождем.
Вот дерьмо с этим ожиданием.
Вот дерьмо с этим автобусом.

Проезжающий в машине:
(вылезая из машины возле очереди Ожидающих)
Моя машина очень маленькая. Всех вас вместить не сможет. Но я могу сделать одну простую вещь: я могу выйти из машины, могу стоять в очереди, могу ждать и мокнуть вместе с вами. (становится в хвосте последним).
ЗАНАВЕС

Илья Зданевич. Албанский язык !

ЯНКО КРУЛЬ АЛБАНСКАЙ
хазяин
граждани вот действа янко круль албанскай знаминитава
албанскава паэта брбр сталпа биржофки пасвиченае оль
ги ляшковай здесь ни знают албанскава изыка и бискро
внае убийства дает действа па ниволи бис пиривода
так как албанскай изык с руским идет ат ывоннава вы
наблюдети слава схожыи с рускими как та асел балван
галоша и таму падобнае на патаму шта слава албанскии
смысл ых ни рускай как та асел значит (па нужэ смыс
ла ни приважу) и таму падобнае пачиму ни смучяйтись
помнити шта вот изык албанскай
деи
янко ано в брюках с чюжова пличя абута новым времи
ним
княсь пренкбибдада
албаниц брешкабришкофскай
двои разбойникаф из гусыни
немиц ыренталь
блаха
свабодныи шкипидары шкипидарыф ыграют зритили
слушаца клаки
дела в албании па виде
начяла
реф мелких чисоф
разбойники
ривут за сценай
хорам
аб бевегбевиг ге де е
аб бевегбевиг ге де е
жзи какал какал мно
о о о о о о прстуеф
ха чешыщчешыщ щэ ю я
ха чешыщчешыщ щэ ю я
ѣ ъь ъь ы
ы ы ы ы ы ы ѳ
вбигают

Ночь лорда Гамильтона., Приключение Падеревского. (Зелёная Гусыня)

Ночь лорда Гамильтона
Константы Ильдефонс Галчиньски

Театрик Зеленая Гусыня
Имеет честь представить

"Ночь лорда Гамильтона"

Выступают:
Лорд Гамильтон
Трактирщик
И бабулька
Сцена: Трактир "Под золотой совой и таблицей умножения". Ветреная ночь ранней весны.

Трактирщик:
Годдэм! Я уже хотел закрываться, да вот, с голландским фонарем над головой, прётся этот ужасный развратник Гамильтон . Придется открыть, бабулька.

Бабулька трактирщица:
(открывает)

Лорд Гамильтон:
(входя) Добрый вечер, упыри. Дайте мне выпить. Жизнь - это каламбур, а каламбур - двойной нонсенс. Поэтому мне двойной виски.

Бабулька трактирщица:
(наливает) Вот , милорд.

Лорд Гамильтон:
(Достает пистолет и убивает ни в чём не повинную бабульку)

Бабулька трактирщица:
Боги! (умирает)

Трактирщик:
Замечу, что на этот раз ваша лордовская светлость позволила себе выходку с убийством моей любимой бабульки. Не чересчур ли это?

Лорд Гамильтон:
(с интересом разглядывая дым из дула пистолета) Не знаю. Это как ты посчитаешь. Пожалуйста, добавь бабульку к счету.

Трактирщик:
(добавляет.) Ветер. Гроза.
Занавес.

Приключение Падеревского
Константы Ильдефонс Галчиньски

Театрик Зеленая Гусыня
Имеет честь представить

«Приключение Падеревского»
или же
"Вероломство публики"



Падеревский
потрясая львиной гривой, после триумфального концерта он покидает концертный зал девятнадцатого века и садится в карету девятнадцатого века, со всех сторон окруженный толпами поклонников, которые с неослабевающим интересом девятнадцатого века смотрят на супершевелюру маэстро девятнадцатого века.

Кучер
(великому пианисту)
- Куда?

Толпа поклонников
-К парикмахеру !!

Занавес.
Издание первое: Przekrój 1949, № 212

Przygoda Paderewskiego
Konstanty Ildefons Gałczyński

Teatrzyk Zielona Gęś


ma zaszczyt przedstawić sztukę

"Przygoda Paderewskiego"
czyli
"Perfidia publiczności"



Paderewski
wstrząsając lwią grzywą, opuszcza po triumfalnym koncercie dziewiętnastowieczną salę koncertową i usadawia się w dziewiętnastowiecznym powozie, otoczonym ze wszystkich stron tłumami wielbicieli, którzy z niesłabnqcym dziewiętnastowiecznym zainteresowaniem wpatrują się w dziewiętnastowiecznq superczuprynę maestra

Woźnica powozu
do wielkiego pianisty Dokąd?

Tłum wielbicieli
Do fryzjera!!

K U R T Y N A

Konstanty Ildefons Gałczyński
Pierwodruk: «Przekrój» 1949, nr 212


Noc lorda Hamiltona
Konstanty Ildefons Gałczyński

Teatrzyk Zielona Gęś
ma zaszczyt przedstawić

"Noc lorda Hamiltona"

Występują:
Lord Hamilton
Oberżysta
& Babunia
Scena: Oberża "Pod Złotą Sową & Tabliczką Mnożenia". Wietrzna noc na przedwiośniu.

Oberżysta:
Goddam. Już chciałem zamykać. Niestety. Oto, świecąc sobie nad głową holenderską latarnią, zbliża się chwiejnym krokiem ten przeraźliwy rozpustnik Hamilton. Trzeba będzie otworzyć, babuniu.

Babunia Oberżysty:
(otwiera)

Lord Hamilton:
(wchodząc) Dobry wieczór, upiory. Dajcie mi pić. Życie to kalambur, a kalambur to nonsens o podwójnym znaczeniu. Wobec tego poproszę o podwójną whiskey.

Babunia Oberżysty:
(nalewa) Oto ona, mylordzie.

Lord Hamilton:
(wyjmuje pistolet i kladzie trupem Bogu ducha winna Babunię)

Babunia Oberżysty:
Na Jowisza! (umiera)

Oberżysta:
Zauważam, że wasza lordowska mość pozwoliłeś sobie tym razem na wybryk zamordowania mojej ukochanej babuni. Czy to nie za wiele?

Lord Hamilton:
(obserwując z zainteresowaniem kląb dymu nad lufą pistoletu) Nie wiem. To zależy od ciebie. Babcię proszę doliczyć do rachunku.

Oberżysta:
(dolicza) Wiatr. Groza.
K U R T Y N A

Осеннее, год 92.

Осеннее, год 92.

О, Осень! Сонная наяда!
Найди меня наедине
с бокалом солнечного яда,
где ад забвения на дне!
*
Хора цыганского
песня, замри!
Брызги шампанского
с морды утри!
Праздник закончился,
пуст кошелёк.
-Ох, как не хочется!
-Надо, милок!
*
Время летнее ушло
и последнее тепло
острой бритвой отрезает.
Закручинился сатир,
ветер северный терзает
свитер, вытертый до дыр.
*
Какой туман! Сырой, не продохнуть!
Где тополей вершины золотые?
И фонари, обозначая путь,
стоят рядами в нимбах, как святые.
*
Обычным утром начат
мой день, и по пути
луна по веткам скачет
как белка, впереди.
Заря глядит с востока
сквозь частокол дымов,
и угасают окна
пустеющих домов..
*
Холодает, Залатает
лужи утренний ледок.
Издалёка долетает
глуховатый молоток -
с отдалённой колокольни
будто некий метроном,
он старушек богомольных
созывает в гастроном.
*
Синички. Кисточки рябинки.
На каждой кисточке- снежок.
Такие мелкие причинки,
а можно жить ещё, дружок.
*
У нас на склоне года-
тирьям-тирьям-тирьям-
отличная погода_
тирьям-тирьям-пам-пам!
На чистом небе звёздно,
под нами чистый снег,
и никогда не поздно
любить себя и всех!
***

Веслава Квинто-Кочан. Песня.

Вислава Квинто-Кочан.
Песня.

Насбирала полны уши я пустых словечек.
Начерпала из ненужных златоустых речек.
Шла в своих воспоминаньях по паучьей нити,
чтобы вновь себя найти в этом лабиринте.
Каплей медленной медовой время оделило,
сердце горечью рябинной любовь опалила.
Кто казался безупречным, ложь свою не прячет,
жизнь сама его клеймом чёрным обозначит.
Дни ушли пустым песком через сетку сита,
чистым золотом сияет то, что не забыто.

Wiesława Kwinto-Koczan (WUKA)
Nazbierałam pełne uszy, słów jak orzech
pustych.
Naczerpałam niepotrzebnie, z źródeł
złotoustych.
Po pajęczej cienkiej nici, przesuwałam
Dłonie
aby wrócić znów do siebie, w labiryncie
wspomnień.
Kiedy czas, jak kropla miodu, powolutku
płynął.
W sercu miłość rozpalała, gorzką
jarzębiną.
Kto się zdawał nieomylny, kłamstw dziś
nie prostuje,
a prymusom, samo życie wystawiło
dwóje.
Przeleciały dni jak piasek, przez oczka
rzeszota....
ale świeci jasnym blaskiem, kilka ziaren
złota.

Колесо оборзения 3

Когда осознал необходимость, уже не дёргаешься: свободен.

14 апреля умер Эдик Клиншпонт. Инсульт. Сообщили. Никого больше из детства.

Скрип
Скреп.

Долг платежом долог.

-Какую страну просрали! - сетуют патриоты.
Куда там! До сих пор ею, родимой, не можем просраться!

Из песни , слышанной от Панина В.Д., выпускника МЭИ -
«Еще солнце не всходи=и=и=ло,
Эскадрон наш на плацу.
Нам скомандовал ефрей-е-е-ейтор:
Антирвалу два шагу!
Первым был смертельно ра-а-а-анен
подпоручик Чикчирёв,
А вторым смертельно ра-а-а-анен
подпоручик граф Орлов...
Откуда такая фамилия -Чикчирёв? Прочёл, что узкие гусарские штаны назывались - чакчиры. Вот!

А лозунг « Если надо - повторим!» - из песни на слова Дудина. Солдаты, в путь, в путь, в путь! Хором хорохорятся.
Фамилия и судьба российских владык.
Двусложные с ударением на первой гласной (хорей)
Ленин
Сталин,
Брежнев
Ельцин
Путин.
В бой за родину, в бой за (всех этих)
Хрущёв - ямбический, и другие неудачники -Андропов, Черненко, Горбачёв, Медведев.
Кто следующий после лысоватого Пу?
Сечин ?

Евангелие от Некрасова.

Были двенадцать разбойников,
Был Кудеяр- атаман...


Песенное анатомическое.

Эх ты, удаль молодецкая!
Эх ты, девичья краса!

...но не одна трава примята,
помята девичья краса..,

Карантин.

Трясусь :
-Исус!
Погоди,
Не приходи!

Будущее уже не светлое. Ждать спокойной жизни не стоит. Это понятно, вот и стихи пошли в фейсбуке ностальгические о времени определённости.Кто помнит- о советской. Свобода за безопасность, пусть голодную.

================================================

Бруно Ясеньски. Слово о Якубе Шеле.Пролог.

Ясеньски Бруно - Слово о Якубе Шеле

ПРОЛОГ
По ночам я с полей и гумен
позаросших и мхом и мглой,
собирал эту песню-думу
и иду с окровавленной, злой.

Раскачала уж осень дирижёрские лозы
ивняка над прудом в ритме жабьих гамм.
Свой последний червовый фальшивый козырь
я, играя со смертью, сегодня сдам.

Может , завтра придёт трактор
на заплатанный плат полей,
сумрак - чернобородый арендатор-
землю в чёрный захватит плен.

И на десять миль вокруг, уже скоро,
там, где нива ложлась под серп,
встанет многокаменный город,
сад кубический, грузен и сер.

И когда звездной ночью забрезжит
белой мессой месяца стёртый штамп,
над дорогой повиснут проезжей
тяжелые яблоки дуговых ламп.

- - в ежевичной чащобе леса,
где солнце садится свой зад укрыть,
эта песня выходила на ясный месяц
по собачьи подолгу выть.

И, присев на поле в густом бурьяне,
качалась, гнулась, как сухая ботва .
Когда пастух её вспугивал утром ранним,
в каплях крови была трава.

Эта песнь в мою жизнь пришла во гневе ,
приказала: служи! От неё не не уйдёшь.
Вырвала язык мой, как жалкий плевел,
и вместо него вложила нож.

Пришла зимой, заскулила , молча
попросилась: согрей! простонала: кровь!
И выросла вдруг ненасытность волчья,
накормил ее сердцем, впустил в нутро - -

Но весна отворит ещё настежь двери,
камни сердца пойдут на слом,
и усядемся мы на общей вечере,
а земля нам будет одним столом.

Остановит день свой разбег всегдашний
когда ему крикнем: не кончайся! Стань!
Принесёт из яств своё лучшее каждый,
миру целому шедрую дань.

Провозвестники града и шквала,
краснолицые , шумные в тот день,
будем вместе и черный, и алый
цвет смывать со знамён и тел.

В этот день - дню тому, что будет,
Бьющуюся, как кровавый карп,
принесу на глиняном блюде
эту песнь, мой ценнейший скарб.

Jasieński Bruno - Słowo o Jakubie Szeli
PROLOG
W białe noce, od rżysk i gumien
porośniętych i mchem i mgłą
pozbierałem tę pieśń, jak umiem
i przynoszę skrwawioną i złą.

Rozhuśtała już jesień tysiącem batut
krzywe wierzby nad stawem w takt żabich gam.
Na ostatni fałszywy czerwienny atut
dzisiaj w durnia ze śmiercią gram

Może jutro juz przejdzie traktor
po tych polach, jak łaty płacht
przyjdzie zmierzch - czarnobrody faktor
- weźmie ziemię w swój czarny pacht

I na dziesięć mil w krąg, czy na sto,
kędy łan się pod sierpem kładł
wstanie wielkie, kamienne miasto,
nieprzejrzany, sześcienny sad.

I gdy znowu się noc rozgwiezdni
w białej mszy księżycowych plam,
będą zwisać nad ścieżką jezdni
ciężkie jabłka łukowych lamp

- - W białe noce, zza kęp ostrężnic
gdzie chowała się słońca rzyć,
wychodziła ta pieśń na księżyc
godzinami po psiemu wyć.

Przykucała na polu, za kępą chwastów
kołysała się, chwiała jak zwiędła nać.
Kiedy rankiem ją spłoszył pastuch
Krople krwi w bruzdach było znać.

Raz ta pieśń - zaszła mnie w życie, za łąką,
powaliła, przygniotła, kazała: służ!
i wyrwała mi język jak płony kąkol,
a miast niego wetknęła mi nóż

Przyszła zimą skostniała, skomlała: milczę!
przypytała się: ogrzej! jęczała: krew!
A w zanadrzu urosła w żarłoczne wilczę,
nakarmiła się sercem, sięgneła trzew - -

Kiedyś wiosna otworzy na ścieżaj
pestki serc rozłupane na pół
zasiądziemy przy jednej wieczerzy
Będzie ziemia jak jeden stół

Wstrzyma dzień ten swój pęd, co prze go,
gdy mu krzykną: nie zachodź! stań!
Zniesie każdy, co ma najlepszego
Będzie świat cały - kartą dań.

Na ten dzień krasnolicy i gwarny
zwiastowany przez grad i szkwał
zasiądziemy, czerwony i czarny
zmywać barwy z sztandarów i z ciał.

Na ten dzień - pokłon jutru od dzisiaj
trzepocącą się we krwi jak karp
na glinanej przynoszę wam misie
tę złą pieśń mój największy skarb.

К.И.Галчиньски. Просьба о счастливых островах.

Konstanty Ildefons Gałczyński

Prośba o wyspy szczęśliwe

A ty mnie na wyspy szczęśliwe zawieź,
wiatrem łagodnym włosy jak kwiaty rozwiej, zacałuj,
ty mnie ukołysz i uśpij, snem muzykalnym zasyp, otumań,
we śnie na wyspach szczęśliwych nie przebudź ze snu.
Pokaż mi wody ogromne i wody ciche,
rozmowy gwiazd na gałęziach pozwól mi słyszeć zielonych,
dużo motyli mi pokaż, serca motyli przybliż i przytul,
myśli spokojne ponad wodami pochyl miłością.

На счастливые острова ты меня увези,
ветром ласковым волосы как цветы развей зацелуй,
ты меня укачай, усыпи, музыкальными снами засыпь, отумань,
на счастливых островах спящего не буди ото сна.
Покажи мне воды огромные и воды тихие,
на ветках зелёных услышать позволь мне звёзд разговоры,
бабочек множество мне покажи, сердца их приблизь, притули,
мысли спокойные над водами склони с любовью.

Юзеф Баран. Танец с Землёй.

Юзеф Баран.
ТАНЕЦ С ЗЕМЛЁЙ

Не заглядывай в зубы
подаренным дням
дай увлечь себя Земле
в вихревой круг
найди для кружения
наилучший ритм
когда Земля ведет тебя
веди Землю и ты
солнце дождь ветер звёзды
пусть мелькают в глазах
когда наперекор печалям
ты пустишься в танец с Землей
чтобы ловко или неловко
на плач или на смех
вплясаться в музыку
небесных сфер
ведь все из небытия
вырваны мы для танца
и капля с океаном
и туман с туманностями
потому что жить это кружить
с ней до упаду
пока кто-то не заберёт тебя
у Земли напоследок
#
слушать только топот ног
слушать только сердца стук
пусть продлится не устанет
наш с Землёю дивный танец

Станислава Могилёва. Просто песня. (ИзФБ)

Станислава Могилева


а теперь — песня. (просто песня.)
ай достаточно ли феминистское моё письмо
ай достаточно ли оно активистское
и достаточно ли политизировано моё письмо
релевантно ли оно современности или мЕчу я в вечность
или мчу в бесконечность проклятую далёкую страшную
отражает ли моё письмо историческую специфику
не слишком ли оно личное, простое
не чрезмерно ли усложнённое
в меру ли злободневное
вполне ли оно женское
уже ли свободное
ой да заденет ли тех моё письмо кого дОлжно
не пройдет ли навылет
ой да не обидит ли тех кого не следует моё письмо
не ёбнет ли рикошетом
соответствует ли всем необходимым критериям моё письмо
в том числе эстетическим
правильную ли я выбрала тактику
не устарела ли моя техника
и да не ошиблась ли я с ц/а
не повторяюсь ли я ай люли ли я
не занимаюсь ли плагиатом
и да не слишком ли длинное моё письмо
будет ли оно прочитано
и да не чересчур ли нудное моё письмо
не слишком ли легкомысленное
не излишне ли герметичное моё письмо
не короткое ли, ёмкое ли
достаточно ли оригинальное оно
поймут ли его, полюбят
ой да письмо ты моё многострадальное, горемычное
кто бы тебя ай люли люли и понял, и полюбил
ой ли и понял, и полюбил
ой да свежи ли мои поэтические методы
да мои стилистические приемы
не вчитают ли ироды и сюда хуйни ай люли люли
справилась ли я в этот раз
в полной ли мере проблематизировала вопрос
раскрыла ли тему задействовала ли новые средства
в идеальной пропорции, без избытка
достаточно ли рефлективно моё письмо
не слишком ли оно интенсивно
обладает ли моё письмо эмансипаторным потенциалом
в меру ли оно чувственно
вполне ли интеллектуально
ой да и кому интересно моё письмо
кроме меня
ой да кроме моей меня
ай люли люли кроме моей меня
ой да письмо ты моё многострадальное, горемычное
выйдем с тобою во чисто поле да во широку степь
кто бы нас с тобой ай люли люли и понял, и полюбил
ой ли и понял, и полюбил