Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Колесо оборзения 18.

18.

Кошкин boyкот.
**
Аморальная басня
о свободных СМИ.

Жила собачка у людей,
квартиру охраняоа,
но громким лаем целый день
хозяйку донимала.
И та сказала: Так-растак!
Придумала б наука,
чтобы устроить у собак
регулятор звука!
И муж её сказал:- Да ну!
Легко решить задачку!
Накинул петлю, затянул,
и выключил собачку.
**
Вначале было Слово, потом слова и “вопросы языкознания”.
**
Тюрьма- ад, Эмиграция -рай. Между ними - чистилище. Выбор для диссидента. (По поводу прочитанного у Д.Б.)
**
Гей-парад: марш однополчан.
**
Железный Феникс.
**
Иов на гноище
Виновных не ищет.
**
После заявления президента о том, что для дружбы нет границ, началось вторжение.
**
19

Колесо оборзения 16.

**
16.
Анаграмма.
Донбасс - Бандосс.
**
Там хорошо, пока нас там нет.
**

В моём “котелке” всё время варится словарь.
**
Пора..
Ты первый, вепрь, и впредь
тебе впрёд переть!
**
Любовь Зла.
**
К какой гендерной категории относится “ человек-с-ружьём”?
**
На родимом пепелище
ко всему привычен люд,
От добра добра не ищут
и от худа не бегут.
**
Россия как Сизиф,
наказана богами:
свой неподъёмный миф
ворочает как камень.
**
Так вот и буду как Маяковский
пить свой утренний кофий.
**

1996.

1996.
Вот я опять бумажку выну
и запишу, дурной со сна:
луна уже наполовину
в наш новый год погружена.
**
и «Новости», и «Вести» вещают вперебой
про достиженья бестий в работе гробовой.
Высказывают власти растерянность и злость.
За чьи грехи напасти изведать довелось?
Нет в государстве силы, нет воли. Где исход?
Возьмут крестьяне вилы, добудут пулемёт.
**
Казино мы повидали, где порхание купюр,
и блистали этуали в туалетах «от кутюр».
**
Ужасно! Умер ЁС!
Ушиблен вестью горькой.
Инфаркт его унёс,
и не у нас,-в Нью-Йорке.
Не ждали. Вот те на!
И диктор, скорбный ликом,
ещё смущаясь, на-
-зывал его великим.
**
На галстуке, который от Версаче,
приличней дилер выглядит висящий.
**
Выходит утро на разведку, где небосвод востоком вогнут,
и подозрительный рассвет внимательно вникает в окна.
**
Идут недели и недели при попустительстве властей.
Уж телевизор проглядели, но нет хороших новостей!
**
Бензопилою повизжав, свалили тополь перед домом
и увезли. А правда, жаль. Он был мне столько лет знакомым.
Я на работе среди дня в окно поглядывал привычно
и тополь, вроде, знал меня и как-то относился лично.
**
Наш свет не свят,
со злом не справиться!
Не суйся в ад,
не то понравится!
**
Война ожидается. Даже
деревья уже в камуфляже.
**
СССР.
Окоченеет окончательно, потом на части распадётся,
но мёртвою водою тщательно политый, заново срастётся.
**
Президент.
…а тот, непредсказуем,
вдруг показал козу им.
**
Познакомьтесь: философ.
У него нет вопросов.
Его метод при нём:
к Истине – с кистенём!
**
Умён игумен,
да клир безумен.
**
(Мотив)
Чужие города…
Простите, господа…
пришедшие на миг…
ушедших навсегда….
**
-Ну что про нас отметишь, Насреддин?
- Народ и Партия опят у нас адын!
**
Свои имея рации, народ не лыком шит:
какой бы ни был нации, любой начальник – жид.
**
К примеру, я интеллигент. Так вышло. Ну и что же?
Пусть не торговый я агент, но жить желаю тоже!
**
Уйдут с светской Атлантидой в глубины памяти, на дно
культуры той кариатиды, архитектура, быт, кино,
мы с нашей памятью, в которой запечатлелись хоть мельком
поэты, критики, актёры, и Ю.Нагибин с Дневником…
**
Ежу же ясно: весьма опасна
сия страна-то: на то и НАТО!
**

Пока сегодня без сенсаций, идёт работа под ковром.
-Ребята, дайте разобраться! Вот разберёмся, и наврём!
**
Ах, разума нет у толпы, но злобы в избытке!
-Ну что ж, попытайтесь, попы! Попытка не пытка!
**
Пируют, пьют вампиры и кровь, и просто яд.
У дверей квартиры доноры стоят.
**
Зюганат.
Старики - те идей не меняли. Что поделать? Их можно понять.
Молодые хотят в погонялы, всё равно им, кого погонять.
-В светлом будущем благо обрящем! Перетерпим и голод, и кнут!
Никогда нам не жить в настоящем, так, как люди - сегодня и тут!
**
Замусоренный придорожный заросший березняк-ольшаник,
крест накрест тропками размноженный на островки.В траве как пряник
увидишь гриб среди гнилушек, и из-под ног, бывает, прянет
бесшумный выводок лягушек.
**
Грозный=новый Сталинград. Генералы ждут наград.
**
На грани сна и яви являются стихи,
и я менять не в праве ни слова. Ни строки.
Но разум отвергает участие мечты
в отверстие влагает корявые персты.
**
Нестарый бомж курил неторопливо
у тёплой сидя стеночки. Бычок
отдал товарищу. Вокруг лениво
тянулось время. Рядом мужичок
стоял цивильный, ожидал трамвая.
Три полных дамы, тоже ожидая
его же, в отдаленье от бомжей
держались, не набраться б вшей.
Трамвай приплёлся. Погодя немного,
бродяги поднялись, пошли своей дорогой
без сумок почему-то, налегке,
ночуют, видно, тут, невдалеке.
**
Не думайте про нас, плохого не хотим!
Последний ананас народу продадим!
**
Уж не только сумы и тюрьмы.
В первый раз не желаю зимы!
**
Проходят генеральчики, ручонками сучат.
-О чём молчите, мальчики? А мальчики молчат.
**
На шаг с утоптанной тропы сойдите, дурачки,-
и ужас, будто атропин, расширит вам зрачки,
и философия лесов и логика лугов
внезапно глянет вам в лицо сверканием клыков.
**
Мы избавимся быстро от злобности,
мы избавимся быстро от вредности,
если сможем повысить способности,
соответственно снизив потребности.
**
Провинциальная гости-
-ница, домишко двухэтажный
Вот в дверь высокую зайти
жилец решается отважный.
Внутри казённый неуют,
свет экономный желтоватый,
и вид не комнаты- палаты,
где вшестером ночуют тут.
Лежат газетки на столе,
и пахнет чем-то нехорошим,
И ты как будто на сто лет
куда-то в прошлое заброшен.
**
По ямам, по каменоломням вода подзатянулась льдом.
Возьмём-ка льдинку, вдоль метнём, и звон божественный запомним.
**
Жизнь наблюдая в понедельник, отобразил путём стиха,
но если подлинник подленек, тогда и копия плоха.
**
Картины осени непышной домой с собою уношу.
Здесь жизнь тиха и неподвижна в пустом нехоженом лесу.
А он дождём недавно вымыт, блестят намокшие кусты.
Я постою без суеты, за своего, быть может, примут.
**
Рассвет населён голосами вороньей огромной семьи.
Расселись на север носами, галдят, ожидая зимы.
**
Проклинать ли новое, не ценя ни в грош его?
От нового хренового славить редьку прошлого?
**

1992-1993.

1992-1993.
Налетай, подешевело!
Распродажа- торжество!
Устарело- надоело,-
это, право, ничего!
Будет надобность и в хламе,
он историей храним,
обращается кругами
время вороном над ним.
**
Народность с Православьем сёстры.
Чтоб власть сберечь,
нужны как обоюдоострый
двуручный меч.
Он, поднятый в руках Державы,
всегда готов,
не то ведь не сносить, Двуглавый,
тебе голов!
**
Как опосля большой попойки, не понимаем ни чего:
кругом сплошные недостройки, да курсы кройки и шитья.
Мы озираемся, опомнясь: С кем воевали, мужики?
С кем набрались, за что боролись? Откуда эти синяки?
**
Время славит, время судит,
но забудет навсегда.
Я считаю – будь, что будет,
а не будет- не беда!
**
…потом в эпической манере
расскажет будущий Гомер
о порожденье полумер,
экономической химере…
**
Урал, Урал! Не заживёшься тут.
Всего-то здесь и есть, что труд мозольный.
Что производят, от того и мрут,
от ядовитой мглы аэрозольной.
**
И по щучьему по велению
поступили мы к полевению.
**
Уговорам внемли:
-Надо, надо, надо
надо нашу землю
обустроить ладом,
чтобы все пахали,
были бы при деле,
мы б не подыхали,
вы б не похудели!
**
Зима, однако, подкузьмила,
затей у ней не занимать,
Последние теряя силы,
сумели перезимовать.
А между тем от междометий
синичьих в небе теснота,
и из прохожий каждый третий
как будто только что с креста.
**
Призываем власти к покаянию,
а всего важнее- к подаянию!
**
Кажется, не опоздали встретиться с новой грозой.
тучи над городом встали. В воздухе пахнет кирзой.
**
Мы были молоды, и кроме того, враждебный людям строй
соединял нас в обороне глухой, надёжной,круговой.
От тех кружков, от тех компаний про водке чуть не дармовой
осталась боль воспоминаний о дружбе, чуть не фронтовой.
Нет, не пророки, не предтечи мы были новым временам
Мы б ы л и - счтранно, старина? Иных уж нет, а те- далече...
**
-Забыть такую ерунду, как мотивация к труду!
**
Коммерческие лавочки.
Мальчишечки круты,
и девочки-пиявочки,
накрашенные рты.
**
Принимай, свободный мир
эмиграцию громил!
**
А силы враждебные роют
подкоп неустанно под ас-
Восток нам подлянку устроит,
и Запад под зад наподдаст!
**
Над страною лапотной
дует ветер западный,
Ловкие да хваткие
бывшие совки
поменяли ватники
на пуховики.
**
Нам наврут, а мы поверим, будто правду говорят.
Нам, доверчивым и серым, заливают в уши яд.
Чтоб не вытянули ножки, отравившись ерундой,
надо ложь по чайной ложке принимать перед едой.
**
Оборзели россияне, и по скверам и дворам,
сворой с лучшими друзьями пробегают по утрам.
Я иду себе, гуляю, берегусь по мере сил,
чтоб хозяин не облаял, чтобы друг не укусил.
**
Емелька казакует,
нагаечка лиха,
и публика ликует
при виде куака.
**
Опять Россия прозевает,
Кавказ как язва назревает.
**
Внемлю дурному известью, страшно.Дуреет страна.
Красною кровною местью местная пресса полна.
**
1993.
Однако паника никак не затихает, цены скачут.
Уже убийцы впопыхах тела ограбленных не прячут,
в герои вышел рэкетир и мародёр и уголовник,
и изо всех бюджетных дыр торчит продавшийся чиновник.
**
День прибытия, дата ухода,
между ними протянута нить.
Был я, братцы, живой в эти годы,
только времени не было жить.
**
Ой-вэй, погрязли мы во зле!
Вэйз мир настолько нестабилен!
Ну просто места на земле
не сыщешь, где бы нас не били!
**
Зима случилась многоснежной, не злой, не то что в старину,
но нежной, бережной, безбрежной, и небезгрешной (антр ну).
И утро, пробираясь с тыла, за мной шагая по пятам,
верх колокольни осветило, фасад оставив на потом,
Невольно отводя глаза под напором фар, чему-то рад,
бреду в снегу, а тёмный запад опять глядит на снегопад.
**
Я думал, кончилась история, как утверждает Фукуяма,
и наступает жизнь, которая нормальная, Но окаянна
Россия! Свора партократии опять ведёт к японской матери!
**
Ой, гангрена как пожарище
по родной бежит стране
от товарищей, кашеварящих
на антоновом огне.
**
Приметы нового вокруг- чтоб я так жил!
Прогресс идёт, притом неотвратимо!
Взгляни, что снег, растаяв, обнажил:
обёртки сникерсов, кишки презервативов!
**
С утра морочили, учили,
под вечер ваучер вручили.
Ворчали старики:
-Нерусские штукИ!
**
-Где Маринки?
-Мы на рынке!
-А Тамарки где?
-В супермаркете!
**
Спасти Россию проще как, ведём всегдашний спор,
и под полою спорщика топорщится топор.
**
Скажу я ругающим всуе наличный российский бардак:
-Скорей распродайте Россию, а то разворуют за так!
**
Исчезнет надобность в секретной конспирации,
придёт пора, пройдёт запрет на демонстрации,
но демократия как бред у нас представлена,
и патриот попрёт портрет Христа и Сталина.
**
Народец разного достатка на рынке, стоит посмотреть:
того прельстила шоколадка, а этот смотрит что б спереть.
Мороз стоит, скрипя от злости, китайские торгуют гости,
подачки просит старичок. Вот окровавленные кости
на бедность вынес мужичок.Вот голова. Бери на студень,
а вот и сущий в ней язык.А тут для украшенья буден
трясут цыганки польский шик. Шныряют воровато детки,
и немудрёный, будто дрын, глядит мильтон на этикетки
позарешёченных витрин.
**

1991 г.

1991.
Неподотчётно человеку теченье жизни. Не могу,
я не желаю в эту реку, я остаюсь на берегу.
пускай шоссе ревёт потоком, чадит отравою свинца,
а я – пешком. Пешком, и только. Пешком и только до конца.
**
Ты так легко пророчил бедствия, не глядя попадая в цель,
и всё ж, как на духу ответствуя, признайся- веришь сам ужель
себе, витийствуя в экстазе, или стараешься загнуть-
авось кошмарами фантазий судьбу удастся отпугнуть?
**
Специально тренированное быдло
по стене тебя размажет как повидло,
поясняя и другим неугомонным,
что живём не под законом, - под ОМОНом.
**
Как будто вместе со столицей мы побывали за границей,
и вот, внезапно воротясь, вступаем вновь в родную власть.
**
Бедный бес
пришёл в собес.
Просит пенсию
мракобесию.
**
(Совет при Ельцине)
Ах, что за контингент!
подобран не фигово:
сплошной интеллигент,
один гнилей другого!
**
Опять тут дурят со святыми мощами.
-Евреи, скорее! На выход, с вещами!
**
На общественной сцене новый год начался,
поднимаются цены со второго числа,
всё, что мы накопили, обращается в дым.
На алтарь изобилья всё как есть отдадим!
**
Куда ни кинешься-провал,
у Правды в паре Кривда.
И я у Сциллы бы пропал,
когда б не та Харибда,
**
Получая несвежие новости из источников тех и иных,
я большой или меньшей хреновости для жидов ожидаю от них.
**
Наш мир исполнен тайн, закрыт для постиженья,
и ты подписку дай насчёт неразглашенья.
Нам намекают, но не объяснят конкретно,
Что так запрещено, что вовсе совсекретно.
**

Время творческих дерзаний!
Но боясь за реноме,
и коза без указаний
тут у нас ни бе, ни ме!
**
Мыши кошек вопрошали:
-чем вам мыши помешали?
Мы же даже не шумели,
пищу вашу мы не ели.
Мы не просим вас дружить,
разрешите нам пожить!
**
И кто там в дверь колотится,
кого принёс нам бес?
-А это безработица,
бескормица, и без-
рассудство окаянное
с надеждою вдвоём,
твердят всё то же пьяное:
-авось, переживём!
**
Каких событий бытия
мог ожидать к субботе я?
Неделя долгая тянулась,
но, раздраженье не тая,
фортуна злобно улыбнулась
и я услышал: -Вот и я!
**
Уж вызывает нервный смех
очередная катаклизьма:
ГКЧП погонит всех
спасать страну социализьма.
И манифесты для придур-
ков, за словами умолчанья,
и новых аббревиатур
пока невнятное звучанье.
**
Было скучно, было пресно,
весь измаялся в тоске-
снова стало интересно,
только дали по башке.
Очень быт разнообразят,
новый стимул подают,
если вмажут и расквасят,
но не досмерти убьют.
**
А народец, между прочим -
что за сила, что за пыл!
Он и вспыльчив, и отходчив,
побузил - и позабыл!
**
Мне лишь сегодня стало страшно,
когда открылось в эти дни,
какие яства, что за брашно
для нас готовили они!
Какая ненависть вскипела,
какая злоба подняась!
По счастью, не дошло до дела,
судьба ли, бог хранили нас.
Хвала родному разгильдяйству!
Как оказалось, сила зла
давно уж стала разлагаться,
и разгуляться не смогла!
**
Один системный аналитик
был злобный маловер и нытик.
**
Пояснить пора народу этот феномЕн:
мы боролись за свободу,оказалось - цен!
**
Место лобное, Лубянка.
Посреди пустая банка
из-под Феликса Дзержин-
-ского. Каторжный режим
вместе с ним свезён на свалку.
Но собака любит палку..
**
Всё только дерьмо. Но природа!
Погода! И все времена
течения года! Свобода
дыхания, зрения, сна!
Но небо! Как ода, сверкает
звездАми, но пение струй!
И всё это явно чихает
на наш государственный строй!
**

Из книг исходит эманация, и несмотря на цены, я
не прекращаю операцию по захламлению жилья.
И наклонясь над книжным ворохом (а книг и вправду завались!)
стою, прислушиваюсь к шорохам - неужто мысли завелись!
**
Не трожь Чечню- начнёшь резню!
**
Союз преставился, И нам пока и боязно, и весело.
Рассыпались по областям. Теперь осталось - по профессиям.
**
Приятно слышать “ бывший эсэсэр”
Какой-то груз уже не давит сверху.
-Ох, дураку былое не в пример,
а бардаку не превратиться в церкву!
**
Луна, заваливаясь набок, прошла с востока на закат.
Для нас, ещё спросонья слабых, день начинался наугад.
И наобум, как пуля-дура, ниспровергая идеал,
шла жизнь-чужая авантюра, где я статистом состоял.
**

1990 г.

1990.
-Что за идея богопротивная
эта система многопартийная?
**
Баку.
какая тёмная материя-
международное доверие!
Вот так костёр прикрыт золой,
но лишь прикрытие порвётся-
сейчас объявится, займётся
огонь бессмысленный и злой.
Тогда насилие бессильно
и убежденье на мирит,
и бог ведёт себя пассивно
и ждёт, пока не догорит.
**
У нас с законностью сурово,
болтать подолгу не дадут.
Вначале только было б слово,
а дело тут же заведут!
**
Лишь видимость приятна,
она ласкает глаз,
а истинность превратна
и оскорбляет нас.
Но даже в формах малых
искусство – свет душе,
но не скребите Палех,
внутри – папье-маше.
**
День наполнен пустяками,
а на дне, как в стакане,
муть одна.
Не пей до дна!
**
-А думать о судьбе России
мы вас и вовсе не просили!
**
Лот у Бога на Содом
кару выпросил, притом
голода и мора
городу Гоморра.
**
Куда вы от нас отделяетесь, братья?
Чужая Европа не примет в объятья!
И я, защищая союз наш родимый,
хотел бы в умы вам сомненье внести:
-нас многое связывает воедино,
но нет причины, сильнее ненависти!
**
Бригадами по-семеро
дни скачут всё быстрей,
и ветер дует с севера
предвестием вестей.
**
Настроим человека
на долгий марафон,
на постепенность эко-
-номических реформ.
Нельзя же сходу в воду
сигать на быстрину,
и партия народу
в аренду сдаст страну.
**
тут один морячок из загранки
окромя фирмового шмотья,
привозил, опасаясь охранки,
к нам идеи про смысл бытия.
Говорил про другие народы,
говорил, что кругом благодать,
и что там под понятьем свободы
понимают купить и продать.
**
И снова как во время оно,
мне пишут номер на руке...
Толпа томится неспокойно
при продовольственном ларьке.
-Лизни ладонь! -И кто-то мрачный
ухватит руку, и, спеша,
на ней оставит многозначный
чернильный след карандаша.
Опять последним не хватает,
опять с передних “сало жмут”,
а самозванцы “наблюдают”,
нахалом влезут, и возьмут!
Нет ни порядка, ни закона,
как говорится, в бардаке.
...И снова, как во время оно,
мне пишут номер на руке.
**
Мы по свободе не скуччаем,
она как воздух, там и тут.
Свободы мы не замечаем,
покуда нас не привлекут.
И вот - поятье прав природных
уже неведомо уму.
Начальник скажет:-Вы свободны!
А вы не верите ему.
**
А где-то, может, на Багаме
мужчина с крепкими ногами,
привычными к морской доске,
проснулся поутру в тоске
и размышляет о программе
увеселительных затей,
но свежих нет и нет идей!
**
Испытаны силы режима
в огне небывалой грозы,
и наши верхи нерушимы,
незыблемы наши низы.
**
После вчерашних смотрин демократии
сорок восемь витрин к ихней матери!
**
Потянулись тучи с облаками,
потянулись люди с рюкзаками,
с огородов тащится народ.
Скоро осень мокрыми руками
на зиму природу приберёт.
**
Поездим по-миру с протянутой рукой:
пускай они заплатят отступного
за прежний страх, за нынешний покой,
а у себя в дому закрутим гайки снова.
**
Копите-не копите, тут жизнь недорога,
но даже в общепите не стало ни фига.
**
Преодолев сонливость, и я б хотел начать
борьбу за справедливость, права свои качать.
Но вот исход похода неясен наперёд,
от гнёта на свободу опасен переход.
Мы жили несвободно, на волю нам нельзя,
у нас, глубоководных,повылезут глаза.
**
Как во городе да во Казани
дак все воры-то да во законе!
**
Вот те на! Негаданно
Родина украдена!
Сходу, будто в воду,
в пустоту, в свободу!
Прямо от порога-
скатертью дорога!
**

1989 г.

1989.

Снова снится Чевенгур
коммунизма подступы.
Два безумных донкихота
едут, едут по-степи.
(Отпусти нас, отпусти,
поступи по совести!)
Где ты, где, благая весть?
Только ненависть и месть,
да безумная идея…
-Помоги проснуться, где я?
**
Когда Христа-Спасителя сносили,
мы это всё безропотно сносили,
иконы жгли, святая босота!
А годы шли. Итог борьбы упорной
мы видим с удивленьем непритворным:
решеньем Партии Спасённого Христа!
**
Театр откроет дверку
для нынешних невежд.
-Пожалте на примерку
классических одежд!
Трагические души
берите напрокат!
Но с душами похуже:
размер великоват.
**
Бегуны, шурша ветровками,
и кроссовками стуча,
от общаги до столовки
пробежали, гогоча.
**
Теперь повсюду новостройки,
а где стоял наш старый дом,
как после длительной попойки,
припоминается с трудом.
**
Вот по манию свыше
открывается глас-
-ность ! Писатели пишут
и печатают враз!
Разрешился вопрос-то:
Этот ларчик – сезам-
открывается просто,
закрывается сам!
**
Не суетился, ждал, терпел нужу.
Покуда ждал, забыл, чего и жду.
**
Придёт, придёт момент отрадный,
добродит виноградный сок,
И колбасы не так отвратной
к нему обломится кусок,
И время выпадет пустое,
и друг объявится впопад
на час прекрасного простоя
для тех недальних эскапад…
**
И снова граждАне- гражданки
с детишками лезут на танки.
Подумали б, не странно ль
им гибнуть заодно
в борьбе с дерьмом центральным
за местное говно:
**
Круг земной, однако, узок.
Затянулся как петля.
За границами Союза
кончена Земля.
**
Размах перестройки неистов, неистов,
и ты, приступая к борьбе,
убей коммуниста,
убей коммуниста,
убей коммуниста
в себе!
**
На ветру занавеска колышется
голубой зажигается газ,
и сырыми глазами яишница
с умилением смотрит на нас.
**
Нет, первую рюмочку водки
приятно принять натощак.
В желудке тепло как под шубой селёдке,
и в мыслях – авось обойдётся, ништяк!
**

Я был сталинистом,
я был коммунистом,
я был не солистом,
обычным статистом.
Был-был, да и выбыл,
как будто бы выпал.
Был камнем в стене,
теперь в стороне.
**
Внимание! Идёт эксперимент!
На улицы выходит супермент,
опора государства, супермусор.
В его руках весомый аргумент
за нерушимость нашего Союза.
**
И снова день, как вчерашний
уходит, не достучась.
Смеркается, скоро на башне
пробьёт комендантский час.
**
Развенчанных утопий
стал выдыхаться опий.
Приходится трезветь,
приходится звереть.
И вот я снова нищий,
как этот, на гноище,
но в довершенье бед
ещё и веры нет!
**
Я сочинил стишок охальный.
Такой, не слишком гениальный,
ну не событие в судьбе,
а так, ни бесу, ни себе.
**
Споём в тоскливую минуту
позаунывней и длинней
из песен давних, почему-то
они теперешних родней,
хотя совсем не современны
страданья давних ямщиков,
да видно, души неизменны
на протяжении веков.
Бог с ними, с теми ямщиками,
и я припомню- ночь, мороз,
и дышит тёплыми боками
в степи стоящий паровоз.
Нам на ночлег, недалеко нам,
всего на полчаса делов.
Мотай, матаня- два вагона,
вези до Первых Карталов!
**
Струйкой несильной, но стойкой
землю поит водовод.
Над остановленной стройкой
пар теплотрассы плывёт,
Трос от упавшего крюка
изредка стукнет о бак,,
Дремлет у тёплого люка
пара бродячих собак.
**
Немного поодаль убийцы
свои обсуждали дела,
а мы как домашние птицы,
собой наполняли тела,
и солнце вставало, снижалось,
и молча глядело во мрак,
и волчья душа пробуждалась
у мирных гражданских собак.
**
Опасным таким, незнакомым
сегодня мне кажется путь,
и я с Ленинградским обкомом
не знаю, куда повернуть.
Сомненье меня одолело
про курс моего корабля,
направо вертеть ли, налево,
тем более, нету руля.
Трудом выгребая галеру,
под красное знамя труда,
направо гребут старики-пионеры,
поборники силы кнута!
**
Аты-баты, шли дебаты,
вновь прибалты за своё.
Иззевались депутаты,
исхихикалось бабьё.
Голосуют, счётчик скачет,
предложение горит.
_Чтобы кончить, надо нАчать,-
председатель говорит.
**
Съезд идёт, охлократия правит.
Скоро нас с диктатурой поздравят.
**
Толпа беспомощно гудела,
взывая к нравам и правам,
а в двери винного отдела
ползли по нашим головам.
И я вскричал с понятным пылом,
кляня нахального врага,
когда на голову ступила
его тяжёлая нога.
И я подумал: Гениальный
поэт! Так твой великий стих
идёт в бессмертие нахально
по головам очередных!
**

1988 г.

1988.
…и в высоком кабинете
окнами назад
знатный предок на портрете,
чёрен и усат…
**
В кругах потомственных господ
покуда не видать урона.
Они уверены – спасёт
их круговая оборона.
**
Чрезвычайные обстоятельства
отпускают грехи наперёд.
От свидетельства до предательства
незметен порой переход.
**
Всё у вас не слава богу,
то воды, то света нет.
Я хотел-всего немного,_
выпить кофею в обед,
только зря намеревался,
рано ручки потирал,
понапрасну прогулялся,
даром время потерял!
**
У нас культура спора
доходит до упора
тут не без выражентй
твердят о чём хотят,
не слыша возражений -
а то разубедят!
**
Не совсем без интереса
себестоимость прогресса:
Оправдает ли доход
этих бедствий и хлопот?
**
А я дисциплинирован-
открыто, на виду,
иду, расконвоирован,
куда хочу иду!
Хоть к чёрту на кулички!
Вот только (боже мой!)
успеть бы к перекличке
на службу и домой!
**
-Какие вам ещё гарантии:,-
спросили, удивясь, каратели.
**
Что в казарме, что в бараке
по ночам не продохнуть,
Чтоб не мучаться во мраке,
надо во-время уснуть.
Можно, можно схорониться
и судьбу не искушать,
чтобы даже за границу
не стремиться подышать.
**
Сколько очередь ни вьётся,
не предвидится конца,
но тому не достаётся,
кто вдали от продавца.
-А если помните, при Нём
желанное сбывалось,
и торговали день за днём,
и задним доставалось!
**
Умом Россия оскудела.
Наука вроде бы была,
но ею практика вертела
так, что наука обалдела,
когда увидела дела!
**
Нас America Latina
лихорадкой колотила,
NASA небо пробивала,
наша тоже не дремала.
Косы востры, Козы Ностры,
и в колхозе мафиози.
Кто над нами вверх ногами,
во Вьетнаме и в Афгане?
Что за Voice, едрёна вошь?
И поймаешь, не поймёшь!
(Войс оф Америка)
**
Доселе ещё не вкусила плодов просвещенья страна,
поскольку безумная сила начальства как прежде темна
Настала ль пора просвещенья?Я вижу немало примет,
что высшая власть без смущенья приемлет учёности свет.
Я разные мнения слышу, но всё же надеюсь на шанс,
что вдруг просвещение свыше проймёт и хозяйский альянс,
и масса не станет слепою, и классы к согласью придут,
и власти, покончив с собою, народу всю власть отдадут!
**
Оттепель.
Скульптура разве украшенье?
Повсюду жесты устрашенья,
окаменевшие, хранит
чугун, бетон, или гранит.
Тут кулаком, а там оружьем
пугая, каменное зло
накопленной зимою стужей,
морозной шерстью обросло.
**
Жить от получки до получки,
не веря в новый катаклизм,
а на пороге гуманизм
дверям выламывает ручки,
и новый день грядёт в борьбе
с большой заботой о тебе.
**
Освободившихся людей успешно в рамки загоняли,
взамен отстрелянных идей поспешно лозунги меняли,
страну вгоняли в колею путей имперских и глобальных,
преследовали цель свою, и не прощали колебаний.
Полузадушенный народ привык существовать вполдуха.
Такая вышла нескладуха, такой вот вышел поворот.
**
Кто нам поможет пройти испытанья
жизни, как пламя костра?
-Вера с Надеждою, сёстры страданья,
и Любовь, состраданья сестра.
**
Тут , наверное, коварство, дело нЕчисто!
Ты не путай Государство и Отечество!
Не считай искариота за избранника,
и не путай патриота и охранника!
**
Белову.
Когда со злобой небывалой
на нас войною шли враги,
взамен Интернационала
нам сочинили новый гимн.
И я предчувствую, Василий,
в конце национальных драк
ещё повесят над Россией
тот, красно-бело-синий флаг!
**
Пустяк потребуется сущий для достижений трудовых:
Чтобы не стало отстающих, передавить передовых!
**
Говорят: вперёд иди!
Но куда же? Посуди:
путь Европа запирает
впереди, а позади -
бездной Азия зияет!
**
Пристегнём ремни госбезопасности,
ничего не зная наперёд.
При такой нормированной гласности
впереди возможен поворот.
Мы зажмурясь выжимаем газ,
кто бы нам ответил ради бога,
что скорее кончится у нас -
двигатель, бензин, или дорога?
**
Ах дервень-дервень-Калуга
не такая как вчера:
нам Германия подруга
и Америка сестра!
**
Как таракан запечный,
жить в ворохе газет,
следить желал бы вечно,
как соблюдён завет,
чтоб вас в седьмом колене
истории учить
и в клятвопреступленье
начальство уличить!
**
Однако дело непростое
освобождаться от застоя,
поскольку сдавленные части
смертельный выделят токсин,
освобождаясь из руин
советской власти.
**
В глухих погибельных местах
на злом дубу разбойник свищет
а под землёю тёмный страх
свои свивает корневища.
Под издевательства ворон
я побреду к его подножью,
непробиваемою ложью
я навсегда заговорён.
**

Н.С.Лесков о "Загоне"

Н.С. ЛЕСКОВ О "ЗАГОНЕ".

Сатирический очерк "Загон" был напечатан Лесковым в 1893 году.
Я выбрал некоторые отрывки из него, чтобы понятно было, о чём речь.


" В одном произведении Достоевского выведен офицерский денщик, который разделял свет на две неравные половины: к одной он причислял "себя и своего барина, а к другой всю остальную сволочь". Несмотря на то, что такое разделение смешно и глупо, в нашем обществе никогда не переводились охотники подражать офицескому денщику, и притом в гораздо более широкой сфере.
..В конце сентября 1893 года в заседании Общества содействия русской промышленности и торговле один оратор прямо заговорил, что " Россия должна обособиться, забыть существование других западноевропейских государств, отделиться от них китайской стеною."
Такое стремление отгораживаться от света стеною нам не ново, но последствия этого всегда были для нас невыгодны, как это доказано ещё в "творении" Тюнена
"Der Isolierte Staat" (1826), которое в 1857 году у нас считали нужным "приспособить для русских читателей", для чего это творение и было переведено и напечатано в том же 1857 году в Карлсруэ,..а в России оно распространялось с разрешения петербургского цензурного комитета...В качестве художественной иллюстрации к этой книге обращалась печатная картинка, на которой был изображён тёмный загон, окружённый стеною, в которой кое-где пробивались трещинки, и через них в сплошную тьму сквозили к нам слабые лучи света.
Таким "загоном" представлялось "уединённое государство", в котором все хотели узнавать Россию, и для тех, кто так думал, казалось, что нам нельзя оставаться при нашей замкнутости, а надо вступать в широкое международное отношение с миром. Отсталость русских тогда болезненно сознавали во всём, но более всего были удивлены тем, что мы отстали от западных людей даже в искусстве обрабатывать землю. Мы твёрдо были уверены, что у нас " житница Европы", и вдруг в этом пришлось усомниться..Причину этого видели в том, что наши крестьяне обрабатывают землю очень старыми и дурными орудиями, и ни с чем лучшим по дикости своей и необразованности обращаться не умеют, а если дать им хорошие вещи, то они сделают с ними то, что делали с бисером упомянутые в евангелии свиньи.

...Старый Шкот как приехал в Россию, так увидел, что русские мужики пашут скверно и что если они не станут пахать лучше, то земля скоро выпашется и обессилеет. Это предсказание было сделано не только для орловского неглубокого чернозёма, но и для девственной почвы степей, котрорые теперь заносит песками.
..Шкот захотел вывести из употребления дрянные русские сохи и бороны и заменить их лучшими орудиями. Он надеялся, что когда это удастся ему в имениях Перовского,..дело получит всеобщее применение.
...Но крестьяне такой перемены ни за что не захотели и крепко стояли за свою "ковырялку" и за бороны с деревянными клещами.
Тогда Шкот выписал три пароконные плужка, и чтобы ознакомить с ним пахарей, взялся за один из них сам...Дело пошло прекрасно....
Перовский был очень доволен,..и сказал ему: -Сохе сегодня конец, я употреблю все усилия, чтобы немедленно заменить её плужками во всех удельных имениях.
А чтобы ещё более поддержать авторитет своего англичанина, он, развеселясь, обратился к "хозяевам" и спросил, хорошо ли плужок пашет.
Крестьяне ответили:- Это как твоей милости угодно.
-Знаю я это, но я хочу знать ваше мнение : хорошо или нет таким плужком пахать?
Тогда из середины толпы вылез какой-то плешивый старик малороссийской породы и спросил:- Где сими плужками пашут?
Граф ему рассказал, что пашут "сими плужками" в чужих краях, в Англии, за границею.
- То, значится, в нiмцах?
-Ну, в немцах.
Старик продолжал: - Это вот, значится, у тех, що у нас хлеб купуют?
-Ну да, пожалуй, у тех.
-То добре! А тильки як мы станем сими плужками пахать, то где тогда мы будем себе хлеб покупать?
Просвещённый ум Перовского не знал, как отшутить мужику..И все бывшие при этом случайные особы схватили этот "замысловатый ответ крестьянина", и, к несчастью, не забыли его до Петербурга, а в Петербурге он получил огласку...когда император по какому-то случаю спросил:- А у тебя всё ещё англичанин управляет?," то Перовский на всякий случай предпочёл сказать, что англичанин у него больше не работает. Государь на это заметил:- То-то!
....

Иоанна Вихеркевич. (поймали в ловушку)

Joanna Wicherkiewicz

złapali w pułapkę
nazywaną życiem
wiele dali mądrości
do przełknięcia
w kraj uwikłali
zamknęli w komórce społeczeństwa
i budowali wciąż na nowo
słowo za słowem
za słowem słowo
a kiedy ciało stało się więzieniem
wolność zrównano pustym frazom
kamienny bełkot spadł na ziemię
I wszyscy byli dobrzy
I wszyscy święci

Иоанна Вихеркевич

поймали в ловушку
названную жизнью
дали мудрёностей
наглотаться
в страну втащили
заперли в клетку общества
и перестраивали каждый раз
слово за словом
за словом слово
и когда тело стало тюрьмой
слово свобода стало пустым
каменный вздор упал наземь
И все были добры
И святы
**