Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Записи 2008-2.

Записи 2008-2.
   У нас войну теперь называют мирным процессом.
   *
   Друзья уходят, возвращаются,
   Былое всё ж не возвращается
   Как будто те же, да не те,
   И я -то не на высоте.
   *
   Дж.Барнс об афоризме : " мудрость в пилюлях, но в некоторых из них- яд."
     *
   Время вымывает соль из шуток на злобу дня.
   *
   Перевод как комментарий.
   *
   Орденов Ленина и Трудового Красного знамени Сидоров Иван Петрович.
   *
   Сначала Ему приснился Он Сам, потом таблица Менделеева. Сон был объёмным, вещественным, и сны Его и сами видели сны, но уже не такие.
   *
   Переписка Здравого Смысла с Чистым Разумом ( наша с ДЮС).
   *
   Одиночество - привилегия и беда свободных людей. Тайная, чаще, свобода.
   Робинзон не был одинок , ибо был в Боге, в вере, раб.
   *
     Аутсайдер внесистемный посторонний
   Генератор одинокий, асинхронный
   Ходу времени, стремленью толп-
   Прям Александрийский столп!
   *
   Гос. галера. Кто кормит, тот и кормчий.
   *
   Кому нужен чистый русский язык? ВМПС как социальный маркёр, не для общения. Он не пережил новояза.
   *
   Тайная вечеря .
   Кудеяр и 12(!) разбойников. -Как это Некрасов допустил?
   *
   Переwody.
  
   Предложит Uncle :
   -Нальём по склянке?
   В ответ Nephew :
   -А я не пью!
   *
   Said Дядя : Glasses
   With drink- you like this?
   -I do not like that,-
   Племянник said.
   *
   За равноправие леворуких!
   *
   Слышу песню голубочка-
   Заунывных три гудочка.
   Будто бы подружку
   Он зовёт: КУ-КУШ-КУ!
   *
   Умный и у глупого может поучиться. Необучаемы только дураки и гении.
   *
   22 июня 2008, солнцеворот в воскресенье, как в 41-м.
  
   Вспомнил Эренбурга (20-е)
  
   Провижу грозный город-улей
   Стекло и сталь безликих сот
   И хоровод людской вдоль гулких улиц,
   Похожий на военный смотр.
   На пустыри уже ложатся тени
   Спиралей и винтов иных времён,
   Ярмо обдуманных равнений
   И роя нового бетон.
  
   Я читал : (рая).
  
  
   Вертинский ( шарманщик) : -И в какой только рай
   Нас погонят тогда?
  
  
   Спорт и религия ( в основе - вера в Правила).
  
   Ты - нищий духом в евангельском смысле : "духовной жаждою томим".
  
   Своевременный лозунг снова : Долой министров-капиталистов!
  
   НиЦщета философии.
  
  
   Остраннение (верлибр) : купюры смысловые, паузы не по грамматике, отсутствие знаков препинания.
   " трудно высказать
   И не высказать..."
   Не ленитесь вести дневники.
   Проследить по ним можно впоследствии
   Как с какой-то пустой чепухи
   Начинались большие последствия.
  
   Посиживая на балкончике, беседую с собой.
   Собеседник неглуп, только всё, что он говорит, мне давно известно.
  
   Жутко смешно: - чёрный юмор.
  
   Дух
   Худ
  
   Расстрельные опечатки : Ссалин, Сралин.
  
   Чёрное солнце бессонниц.
  
   Автопортрет подпортит
  
   Колосс на глиняных ногах
   С колен поднялся, только - ах!
   Как дело подошло до драчки,
   Вновь опустился на карачки.
  
  
   Мы тоже часть метаболизма
   Земли - живого существа,
   Когда из фазы организма
   Уходим в фазу вещества.
  
   Геополитика - антидот от совести.
  
   Самообрезание.
  
   Ты вере будь оплот
   По договору с богом
   И вверенный народ
   Паси по синагогам.
  
  
   Из уст в уста:
   Исус восста!
  
  
   Об неряшливо одетых говорили неодобрительно: из-под пятницы суббота. В Израиле это буквально: суббота начинается в пятницу с вечера.
  
  
   Он собаку в поэзии съел,
   Насобачился,
   Опсовел.
  
   ( Опция)
   Мы живём под собою не чуя страны
   Наши речи на десять шагов не слышны
   А коль хватит на полразговорца
   Сразу вспомнят кремлёвского поца.
  
   Ещё не говорят о режиме как о хунте. А не к этому ли идёт на кризисной волне?
   ( Нет, недавно Шендерович, говоря о правящей корпорации, назвал это слово).
  
   Я знаю, жребий мой IS MERIN.
  
   Откуда эта весть,
   Что я умру не весь?
   -А вот я , запасной,
   Из книжки записной!
  
  
   Водочный фольклор:
  
   Между первой и второй
   Перерывчик небольшой.
  
   -Первая колом, вторая соколом!
  
   И третья накатом!
  
   -И как её только татары пьют?
  
   01.11.08.
  
   Баю бай, баю бай!
   Замолчи, засыпай,
   А кто громко орёт,
   Берия заберёт!
  
   Огромный кит питается планктоном.
   И гений - он живёт не в пустоте,
   и мелкота, соприкасаясь с оным,
   сгорает в гениальном животе.
  
   Классическая перспектива с проекцией из одной точки ( прямая, классическая, или обратная, иконописная). И китайская плоскостная живопись с перемещением точки зрения вдоль поверхности свитка.
   То же и в поэзии, жанры.
  
   04.12.08.
  
   Сегодня 24.12.08 .
   50 лет со дня, когда в Центральном ЗАГСе мы расписались.
  
   ***
  
   Верить - хотя бы в Таблицу Менделеева!
   Уже не полный абсурд.
  
  
   Апока-
   Липсис,
   А пока
   Паслись!
  
   Край тучи крадучись покрапал
   Вспоминаются совсем давние младенческие разговорчики: ( Серёжа Чаадаев) :
   -Дедушка, это ты ночью рычал?
   -..и сказал царь своему ахвицеру: сделай из меня писяного красавчика!
  
   ***
  
   Вчера проводили 08-й.
   Игорь звонит Женьке в Беэр-Шеву :
  
   -А у нас дождь!
   Та отвечает : -А у нас "град"!
  
   Стреляют.
   2008 как-то не закончился.
   ***
  

Д.Л. Быков. Пасхальное.

Дмитрий Львович Быков
·
Пасхальное
…А между тем благая весть — всегда в разгар триумфа ада, и это только так и есть, и только так всегда и надо! Когда, казалось, нам велят — а может, сами захотели, — спускаться глубже, глубже в ад по лестнице Страстной недели: все силы тьмы сошлись на смотр, стесняться некого — а че там; бежал Фома, отрекся Петр, Иуда занят пересчетом, — но в мир бесцельного труда и опротивевшего блуда вступает чудо лишь тогда, когда уже никак без чуда, когда надежда ни одна не намекает нам, что живы, и перспектива есть одна — отказ от всякой перспективы.
На всех углах твердят вопрос, осклабясь радостно, как звери: «Уроды, где же ваш Христос?» А наш Христос пока в пещере, в ночной тиши. От чуждых глаз его скрывает плащаница. Он там, пока любой из нас не дрогнет и не усомнится (не усомнится только тот глядящий пристально и строго неколебимый идиот, что вообще не верит в Бога).
Земля безвидна и пуста. Ни милосердия, ни смысла. На ней не может быть Христа, его и не было, приснился. Сыскав сомнительный приют, не ожидая утешенья, сидят апостолы, и пьют, и выясняют отношенья:
— Погибло все. Одни мечты. Тут сеять — только тратить зерна.
— Предатель ты.
— Подослан ты.
— Он был неправ.
— Неправ?!
— Бесспорно. Он был неправ, а правы те. Не то, понятно и дитяти, он вряд ли был бы на кресте, что он и сам предвидел, кстати. Нас, дураков, попутал бес…
Но тут приходит Магдалина и говорит: «Воскрес! Воскрес! Он говорил, я говорила!» И этот звонкий женский крик среди бессилия и злобы раздастся в тот последний миг, когда еще чуть-чуть — и все бы.
Глядишь кругом — земля черна. Еще потерпим — и привыкнем. И в воскресение зерна никто не верит, как Уитмен. Нас окружает только месть, и празднословье, и опаска, а если вдруг надежда есть — то это все еще не Пасха. Провал не так еще глубок. Мы скатимся к осипшим песням о том, что не воскреснет Бог, а мы подавно не воскреснем. Он нас презрел, забыл, отверг, лишил и гнева, и заботы; сперва прошел страстной четверг, потом безвременье субботы, — и лишь тогда ударит свет, его увижу в этот день я: не раньше, нет, не позже, нет, — в час отреченья и паденья.
Когда не десять и не сто, а миллион поверит бреду; когда уже ничто, ничто не намекает на победу, — ударит свет и все сожжет, и смерть отступится, оскалясь. Вот Пасха. Вот ее сюжет. Христос воскрес.
А вы боялись.

Легенда... (Песни Дзядов)

ЛЕГЕНДА О ПРЕСВЯТОЙ ДЕВЕ МАРИИ.


Когда Божья Матерь по свету ходила,
И сыночка-малютку за ручку водила,
Тогда они вместе с Иосифом жили,
Трудом своих рук и малютку кормили.
Они в Назарете, работы там мало,
И не на что жить, и дитя голодало.
Им люди сказали: в Ерусалим идите,
Работы полно там, себе вы найдёте!
Но до места того лесом путь есть немалый,
В том лесу есть Разбойник лихой-разудалый.
Вы пойдёте- найдёте две дороги в дубраве,
Не идите налево, а идите направо.
А по правой дороге вы войдёте в ольшаник,
Через этот густой вы пройдите кустарник.
А пройдёте кусты- осторожно глядите:
Там Разбойника дом, вы туда не ходите!
Испугали Иосифа речи такие,
-А куда нам податься?- спросил он Марию.
Пресвятая же Пани его утешала:
-Не убьёт нас Разбойник,- Мария сказала,
-Бог не выдаст, а тут всё равно пропадаем,
жизни нет и работы, понапрасну страдаем!
И пустились в дорогу, надеясь на Бога,
И в лесной глубине раздвоилась дорога,
И направо пошли, и попали в ольшаник,
В этот самый густой непролазный кустарник.
Тут и дождик холодный нежданно закапал,
И ребёнок озяб и тихонько заплакал.
И уселись они, и дитя согревали,
И в холодные ручки сыночка дышали.
Шёл Разбойник во тьме, вдруг увидел три света,
И подумал, что может, сокровища это.
Но когда подошёл, разговоры услышал,
И встревожился он, и из зарослей вышел.
Подошёл к ним вплотную, и видит- то люди,
Разговаривать начал Разбойник тот лютый.
Говорит:-кто, откуда? С которой сторонки?
Что вы мёрзнете тут, пожалейте ребёнка!
Пресвятая же Пани ему отвечала,
О заботах и бедах ему рассказала.
-В Назарете мы жили, работы там мало,
было не на что жить, и дитя голодало.
Люди нам и сказали-в Ерусалим идите,
Там работы полно, и себе вы найдёте.
Но до места того лесом путь есть немалый,
В том лесу есть Разбойник, лихой- разудалый.
Вот сидим и боимся, дороги не знаем,
Вдруг того мы злодея в лесу повстречаем!
Отвечает Разбойник:- Уж не миновали,
Я и есть этот самый, меня повстречали!
Но меня вы не бойтесь, вас вовсе не трону,
Покажу вам дорогу короткую к дому.
И привёл он их к дому, а сам попрощался,
В лес обратно ушёл и прийти обещался.
Меж собой посудили, войти в дом решились,
Ночевать у злодея жены попросились.
- Не могу вас пустить,- им жена отвечает,
Муж- Разбойник лихой, он по лесу гуляет.
Как по лесу походит, домой возвернётся,
Встреча с мужем моим даром не обойдётся!
А они отвечали- мы уж с ним повстречались,
Коли б нам не сказал- мы бы не постучались.
Тут злодея жена уж не стала перечить,
Предложила присесть им погреться у печки.
Но от страха они и присесть не решились,
И в запечье стояли, злодея страшились.
Появился Разбойник, жену вопрошает:
-Ночевать в нашем доме никто не желает?
-Трое нищих пришли, видно, что издалече,
ничего и не просят, стоят при запечье.
Тут злодей велел жене ужин приготовить,
Накормить гостей, постель мягкую устроить.
Вот они повечеряв, начали стелиться,
А младенец Иисус начал в плаче биться.
Богородица тогда воды попросила:
- Может, плачет оттого, что давно не мыла.
И Разбойница тотчас ванночку приносит
И серебряной купелью пользоваться просит.
Богородица сынка в ванночке купала,
Плач разбойничьего сына она услыхала.
И Разбойнице сказала: Пусть сыночка тоже
В эту ванночку с моим рядышком положит.
Та ответила- нельзя, мой сыночек в язвах,
Он заплачет от воды, это можно разве?
Пресвятая же взяла на руки беднягу,
И в купели тотчас же перестал он плакать.
Из купели вышел он вдруг оздоровлённый,
И от струпьев и от язв вмиг освобождённый.
И Разбойник увидал это излеченье,
И к Марии испытал великое почтенье.
Снова спрашивал у них- Вы какого роду?
Что попали вы в мой дом- слава Пану Богу!
И сказал тогда жене:-Может, это люди,
Что по пожеланью их всё на свете будет?
И назавтра поутру он гостей пытает:
-Что желаете за то? Плату предлагает.
Но Мария Пресвятая ему говорила:
-Нам ночлега и еды- этого хватило.
Но Разбойник ей:- Дары отвергать не надо,
Ведь в достатке у меня и сребра и злата!
Но Мария не взяла, лишь благодарила,
На прощанье им совет добрый подарила:
-Воздаянье тот найдёт у Господа Бога,
Кто в работах жизнь ведёт, хоть живёт убого.

И Разбойник поверил словам тем заветным,
И немедля раздал всё имущество бедным,
И с женою трудились и заботились сильно,
Чтоб в добре воспитать и единого сына.
Но по смерти родителей сын изменился,
Всё растратил именье, в злодейства пустился.
И с ворами водился, они воровали.
И с товарищем вместе его раз поймали.
На кресте их повесили близ Иисуса,
Но на счастье злодея Бог помиловал душу.
И родителям тоже грехи их простили,
Потому что однажды на ночёвку пустили.
Кто Исуса приютил, когда шёл по свету,
Того Бог вознаградил на небе ночлегом.
Пан Исус вознаградит хозяина такого,
Кто пускает ночевать путника любого.

Так учтите , христиане, доброе творите,
И тогда на небеса к Богу угодите!
* * *

Барбара Гаевска. Грех Марсия.

Barbara Gajewska
grzech Marsjasza

odważny byłeś Marsjaszu a może aż tak
naiwny
chciałeś dorównać bogom chciałeś
ostrymi dźwiękami aulosu
przygasić płomień którym Apollo rozpalał
struny swojej cytry
ty satyr
jak mogłeś nie wiedzieć że bogowie grają
najpiękniej
przecież zostali wykrzesani z piękna
nie mieszkają w cienistych lasach nie kładą
głów na ziemi
i nie ma dla nich za wysokich progów i za
długich drabin
ty satyr
na swoich koźlich nogach
mogłeś tylko fiknąć kozła
a ty grałeś i grałeś pięknie i to był twój grzech
odważny byłeś Marsjaszu czy aż tak naiwny
oddałeś siebie na żer zemsty boga za tę grę
unisono
za powiew zachwytu
czyżbyś wierzył w łagodność piękna na
boskich dłoniach Apolla
kiedy pławił się w twoim krzyku i swojej
pogardzie
kiedy zdzierał z ciebie kolejny płat skóry
pasterze nadal pilnowali owiec a bogowie
ucztowali na Olimpie
i tylko poeta wie że skamieniał słowik
i posiwiało drzewo


Грех Марсия
ты был храбрым Марстй а может и настолько
наивным
что захотел сравняться с богом захотел
резким звуком авлоса
погасить пламя которым распаляет Аполлон
струны своей цитры
ты сатир
как мог ты не знать что боги играют
прекраснее
ведь сотворены они из прекрасного
не живут в тенистых лесах не кладут
головы на землю
и нет для них слишком высоких порогов и слишком
длинных лестниц
ты сатир
на своих козлиных ногах
ты мог только выделывать коленца
а ты играл и играл красиво и это был твой грех
храбрым был ты Марсий или таким наивным
что отдал себя в жертву мести бога за эту игру
унисоном
в порыве восторга
неужели ты верил в нежность красоты
божественных рук Аполлона
когда он купался в твоем крике и своей
гордыне
когда сдирал с тебя очередной лоскут кожи
пастухи по-прежнему пасут овец и боги
пируют на Олимпе
и знает только поэт что соловей окаменел
и дерево поседело.

Ещё из 93-го.

Духовной жаждою томим,
и я, бывало, напивался,
и с низким опытом своим
к высотам духа пробивался.
Я постепенно дозревал,
умом впадая в завиральность,
и с опасеньем прозревал
иную, худшую реальность
каких- то посторонних зон,
где дух, очищенный от вони,
творит безумный произвол
авангардистских какофоний.
**
Когда короста красоты
спадёт, и кости обнажатся,
не смогут сонные мечты
в пустом скелете удержаться,
и расплываясь и дрожа,
как воздух от большого зноя,
они по лезвию ножа
скользнут в беспамятство иное.
**
От удара весеннего света
я очнусь, и по старым следам
добреду до ближайшего лета
и останусь до осени там.
Обозлится моя золотая,
норовя обернуться зимой,
и дорогу листвой заметая,
не позволит вернуться домой.
**
Моими вы, стишочки,
трудами сложены,
но две последних строчки
пришли со стороны.
**
Голод дан для утоленья,
страх и боль для избавленья,
жизнь, зачем ты мне дана?
Ты ж на смерть осуждена!
Объясни скорее, кореш,
неужели для того лишь,
чтоб порою выпивать
и из жизни выбывать?
**
Тут дух дешёвого портвейна
меня коснулся легковейно.
**
Вам места заказаны
у Христа за пазухой,
ну, а мы у сатаны
заселяемся в штаны.
**
Едва заметно, вполнакала
жизнь потаённая текла,
И вглядываясь в зеркала,
порой сама себя пугала.
**
Возьми, пожалуйста, возьми
настой зимы редкоземельной,
и мы умоемся слезьми
в ночи похмельной и метельной,
но мы поплатимся потом,
и столь же глупо, как жестоко,
мы непременно пропадём
в конце назначенного срока.
**
Как жить, себя забыв,
не заносясь капризно,
ведь ум себялюбив,
а красота корыстна!
**

Иоанна Вихеркевич. (поймали в ловушку)

Joanna Wicherkiewicz

złapali w pułapkę
nazywaną życiem
wiele dali mądrości
do przełknięcia
w kraj uwikłali
zamknęli w komórce społeczeństwa
i budowali wciąż na nowo
słowo za słowem
za słowem słowo
a kiedy ciało stało się więzieniem
wolność zrównano pustym frazom
kamienny bełkot spadł na ziemię
I wszyscy byli dobrzy
I wszyscy święci

Иоанна Вихеркевич

поймали в ловушку
названную жизнью
дали мудрёностей
наглотаться
в страну втащили
заперли в клетку общества
и перестраивали каждый раз
слово за словом
за словом слово
и когда тело стало тюрьмой
слово свобода стало пустым
каменный вздор упал наземь
И все были добры
И святы
**

Адам Охвановски. Зло.

Адам Охвановски.
Зло
Прядь волос Самсона
приснится женщине
мужчине нож Каина
кроваво блеснёт в глаза
в окопах святой троицы
красивая Балладина
пообещает поэтам
теплый дом
и мир
Зло - добро изобретено
для баланса
чтобы не пугать маленьких детей
не лишать отваги
известных из истории мужей
которые для наивных
указатели меры
как язычки весов ...

Балладина - героиня Словацкого, злодейская красавица.
Старинные базарные весы (гуси) с чашками, равновесие указывали “гусиные клювы”, язычки.

Adam Ochwanowski
Zło
Kosmyk włosów Samsona
przyśni się kobiecie
mężczyźnie nóż Kaina
krwawo błyśnie w oku
w okopach świętej trójcy
piękna Balladyna
obiecuje poetom
ciepły dom
i spokój
Zło - wymyśliło dobroć
by dla równowagi
nie peszyć małych dzieci
nie mącić odwagi
mężów znanych z historii
którzy dla naiwnych
są kwintesencją miary
języczka u wagi...

Колесо оборзения 9.

9
Наностих.

Цитаты-
Цукаты.

Волга впадает в Каспийское море, Россия впадает в Азию.

Вот бегает придворный мальчик...



“Жизнь даётся человеку один раз, и прожить её надо так” :
1.
2.
....
10.
Возможен выбор.
**
Трудно смолчать, когда сказать нечего.
**
ФБ-друг.
Ни мычит, ни телится,
ни лайкает, ни делится.
**
Новое выражение:
Я на это забил,
Я про это забыл.
**
Чаще всего аннотации к предлагаемым фильмам начинаются словами: Выйдя из тюрьмы...
**
Белый дом дяди Сэма теперь Хижина дяди Тома.

Христологический образ (терминология Быкова) в применении к Маяковскому.
«Тринадцатый апостол», и «Маяковский – сам».
«Не призовут моё ИМЯ грешники, задыхающиеся в аду,
Под аплодисменты попов мой занавес не опустится на Голгофе…»
Но.
«Это взвело на голгофы аудиторий…»
«Время, хоть ты, слепой богомаз,
лицо нарисуй сне в божницу уродца- века!»
(Чёрный квадрат).
«В терновом венце революций
грядёт шестнадцатый гол,
И я у вас- его предтеча,
Я – где боль, везде.
На каждой капле слезовой течи
распял себя на кресте!»
«Всё чаще думаю – может быть, лучше
поставить точку пули в своём конце?»

Точка.

И- «Воскрешение Маяковского».
**
Илон Маск, новый Моисей, ведёт избранных на Марс в шарашку для строительства новой земли и новоно неба для новых людей.
**
BаLаAмуты!
**
Поэт-отшельник пишет анахореем.
**
Министр иностранных дел в государстве служит фиговым листком. Иногда лавровым.
**
В разных языках то, что по-русски “праздник” - обозначается как “холидей”
”фестдей”, “свят” - а не просто праздный, нерабочий день.
**

Збигнев Херберт. Попытка покончить с мифологией.

Збигнев Херберт.

Попытка покончить с мифологией

Боги собрались в бараке на окраине. Зевс говорил
как обычно, долго и нудно. Окончательный вывод: организацию
нужно распускать, довольно бессмысленной конспирации, надо войти
в это рациональное общество и как-то выживать. Афина рыдала
в углу.
Честно - надо признать - поделили последний
доход. Посейдон был настроен оптимистично. Громко
уверял, что с ним все будет в порядке. Хуже было опекунам
зарегулированных рек и вырубленных лесов. Втайне все
рассчитывали впасть в спячку, но никто не хотел об этом говорить.
Других предложений нне было. Гермес воздержался от
голосования. Афина всхлипывала в углу.
Возвращались в город поздно вечером с фальшивыми документами.
и горстью медяков в карманах. Когда переходили мост,
Гермес прыгнул в реку. Все видели, как он тонул, но его никто не спас.
Мнения разделились; было ли это плохим или, наоборот, добрым
знаком. Во всяком случае, это была отправная точка для чего-то нового,
неясного.

Herbert Zbigniew - Próba rozwiązania mitologii

Bogowie zebrali się w baraku na przedmieściu. Zeus mówił
jak zwykle długo i nudnie. Wniosek końcowy: organizację
trzeba rozwiązać, dość bezsensownej konspiracji, należy wejść
w to racjonalne społeczeństwo i jakoś przeżyć. Atena chlipała
w kącie.
Uczciwie - trzeba to podkreślić - podzielono ostatnie
dochody. Posejdon był nastawiony optymistycznie. Głośno
ryczał, że da sobie radę. Najgorzej czuli się opiekunowie
uregulowanych strumieni i wyciętych lasów. Po cichu wszyscy
liczyli na sny, ale nikt o tym nie chciał mówić.
Żadnych wniosków nie było. Hermes wstrzymał się od
głosowania. Atena chlipała w kącie.
Wracali do miasta późnym wieczorem, z fałszywymi dokumentami
w kieszeni i garścią miedziaków. Kiedy przechodzili przez most,
Hermes skoczył do rzeki. Widzieli jak tonął, ale nikt go nie ratował.
Zdania były podzielone; czy był to zły, czy, przeciwnie, dobry
znak. W każdym razie był to punkt wyjścia do czegoś nowego,
niejasnego.

Тадеуш Ружевич. Каштан.

Тадеуш Ружевич. Каштан.

Печальней всего - уезжать
из дома осенним утром
когда ничто не предвещает скорого возвращения

Каштан посаженный перед домом
отцом растет в наших глазах

мама маленькая
и можно носить её на руках

на полке стоят банки
в которых конфитюры
как богини со сладкими губами
сохранили вкус
вечной молодости

армия в углу шкафа уже
до конца света останется оловянной

и всемогущий Бог который примешивал
горечь к сладости
висит на стене беспомощный
и плохо намалёван

Детство похоже на затёртое лицо
на золотой монете, которая звенит
чисто.

Różewicz Tadeusz - Kasztan

Najsmutniej jest wyjechać
z domu jesiennym rankiem
gdy nic nie wróży rychłego powrotu

Kasztan przed domem zasadzony
przez ojca rośnie w naszych oczach

matka jest mała
i można ją nosić na rękach

na półce stoją słoiki
w których konfitury
jak boginie ze słodkimi ustami
zachowały smak
wiecznej młodości

wojsko w rogu szuflady już
do końca świata będzie ołowiane

a Bóg wszechmocny który mieszał
gorycz do słodyczy
wisi na ścianie bezradny
i żle namalowany

Dziećiństwo jest jak zatarte oblicze
na złotej monecie która dżwięczy
czysto.