Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

Ян Пробштейн Из Эшбери. (Из ФБ)

Ian Probstein
Этот отрывок из поэмы Эшбери, на мой взгляд, весьма актуален.

Наши дневные воображения быстро клонятся в сторону
Смерти в ее разнообразных формах. Мы не можем сохранять мир дома
И одновременно выигрывать войны заграницей.
И великий цветок того, какими мы были, изогнулся
На своем земном стебле, из-за того, что не стали
Тем, кем должны были, обреченные жить
В запуганном одиночестве и изоляции. Ни один из братьев
С чувством ответственности
К окружению не выпал из бытия.
Медленно, словно из центра некоего алмаза,
Ты начинаешь вбирать в себя мир, пока
Он движется к тебе, скорее часть его бремени мысли, нежели
Праздные размышленья, полудни перелистываются к какому-то
Мрачному неожиданному концу. Все зримоe изнутри —
Резкий обрыв. Точно, чтобы выбраться, твой зрачок
Все оттачивает и заостряет эти частицы; уже
Невидимые, они вдыхают пестрые скобки, так
Словно любовь в короткие промежутки
Всё лишает резкости, наплывая и уплывая.
Так твой единственный мир — тот внутренний,
По иронии создан из внешних явлений,
Не имеющих ни рифмы, ни причины, и все же, это
Существование не лишено грозных предчувствий и коварного горя.
Ничто сказанное не может изменить это; напротив,
Ты — жертва отсутствия последствий,
Подталкиваемых невидимыми ветрами, либо воспламеняешься
Бессмысленно, и все же получая удовлетворение
От зазоров в этом ветре, живя
В идеализированных форме и длительности этого огня.
В то время как группируясь, сей черный воздушный змей
Оплетает тебя всего огнем углей: стена и риф
Поглощают его и немыслимое насыщение,
Новые виды развлечений, это — верный залог
Определенного будущего. Однако споры
Различия, так как это — воображаемый цветок
В усложненных оковах для бровей, предопределяют
Призрачное удовлетворение, каким оно будет. На этот раз
Ты преодолеешь порог такого обилия бессмыслицы,
Такого обилия бытия, подготовившись к этому событию, действующему мемориалу.
И еще быстрее непрерывно по вечерам, прозрачные
Штормовые ветры, запятые опускаются, конвенция глазеет,
Простертая перед монументом, исчезающем во мраке.
Не будет добра от исследования этих веков,
Кроме солнечных крапинок, крошечных, на золотом песке,
И явившихся для перерасчета расстояния.
Гостеприимство ошеломляет зной, железные колокола
С грохотом громят прозрачный металл неба,
Каждый день замедляя немного метод мышления,
Пока сочится сок осязаемой смертности, время утраченное и обретенное.
(Джон Эшбери, «Фрагмент»). ЯП

Из 1987-го.

«Прошла зима, настало лето.
Спасибо Партии за это!» (Влодов?)

Из 1987 г.
Вот ты озабоченный выйдешь из дома
И вдруг остановишься, будто бы это
Нежданного оклика голос знакомый.
- Да это же липы, да это же лето!
*
Ах, лето! Не твоя ль вина,
Что не по возрасту и чину
Себя солидные мужчины
Ведут, хмелея без вина,
Когда к красотке подгребя,
Распустят хвост пред ней павлином….
Ах, лето! Рыльце у тебя
В пуху летучем тополином!
*
Ай, яблоньки, красотки!
Я прямо обалдел:
Такие папильотки
Им ветер навертел!
*
На шарашку на шабашку
На работу поспешу,
На милашку-замарашку
Мимоходом погляжу.
Гром гремит, земля трясётся,
Только сколько дождь ни лей,
Снова солнышко смеётся:
-Ну-ка, Золушка, смелей!
*
Вот и ягодки двойные
Закраснелись на кустах.
Что там стрелки травяные
показали на часах?
На какое время года
Намекают нам, пока
Не исчезли с небосвода
Кучевые облака?
*
Кустик розовый обида
Привлекательна на вид,
И вьюночками овита,
И цветочками горит.
Я с обидою моею
Одиноким не бывал,
Я любил её, лелеял,
И в обиду не давал.
*
Не торопясь, остановив мгновенье,
Висели мухи в янтаре горящем,
И не пыталось даже дуновенье
Увидеть смысл во всём происходящем.

Происходило ж то, что полдень длился,
Но оставался в апогее лета,
И ожидая выхода, в кулисах
стояла осень, вероятно, где-то.
*
Не выспался. Продрал глаза,
И вижу – небо голубое.
А ночью поздняя гроза
Прощалась с августом – с любовью?
Гремел, не сдерживаясь, гром
пред очевидцем оробелым
И чёрный тополь за окном
Внезапно становился белым.
***

Болеслав Лесьмян. Мимоходом.

***
МИМОХОДОМ.

* * *
За траву и кров
Меж дерев молись,
За чужую кровь,
Сломанную жизнь,

И за смерть от пуль,
Помолись в лесу
За чужую боль,
За свою слезу.

* * *
Огненный смех у недолгих зорь
(О, золотись!) - умирает, скор.

Вот и остаток розовых туч
Гаснет на гребне круч.

Вот ещё этот прожитый день
(О, золотись!) - пропадает в тень.

* * *
Звали нас трубы для битвы-забавы,
Я ж говорил с могилой.
Все на конях, чтобы ехать за славой,
Только меня позабыли.
Сны мои в поле пустом пропадают
(пахаря нету ) - зря.
Жизнь- без Завтра - течёт, и за ней уплывает
Жизнь и моя- без Вчера.

* * *
Что там далёкое мигнуло,
И в водах рядом,
Что там росистое взметнулось
Над садом, садом,

Взросло крылатое, пригнуло
Цветок задетый
И что-то божье всколыхнуло
Меж мной и светом.
* * *

Весенние стихи.

Весенние стихи

От удара весеннего света
я очнусь, и по старым следам
добреду до соседнего лета
и останусь до осени там.
Обозлится моя золотая,
норовя обернуться зимой
и дороги листвой заметая,
не позволит вернуться домой.
* * *

Ветер тёплый и упругий
торопился, напирал,
будто ласковые руки
от груди не убирал,
будто медлил с расставаньем,
отношенья выяснял
и повторным раздеваньем
бесполезно соблазнял.
* * *

Между луж, застеклённых ледком,
первый смерчик кружил пылевой,
торопился куда- то бегом
с разлохмаченной сном головой.
* * *

Трава от ветра шевелится,
сияет солнце по волнам
и нежные живые лица
подснежники открыли нам.

* * *
А мне амнезия- зима,
душа- пустая.
-Весна, не трогай без ума!
Не то растаю!
* * *

А сад манил весенней сенью
и распускался не спеша,
дыша сиреневой сиренью
и белым ландышем дыша.
* * *

Иду себе и тихо радуюсь
в непромокаемом пальто,
что одуванчики попрятались,
раскрылись зонтики зато,
что небо синее, лохматое,
с дождём мешает налету
такое чуть солоноватое
дыханье яблони в цвету.
* * *

А мы всё стонали б да плакались,
а там, выше наших забот,
весенней черёмухи благовест
медлительно лился как мёд.

* * *

Красота на клеёнке.

Шикарный коврик с лебедями:
На глади озера ладьи
плывут, снабжённые людями,
(я извиняюся, людьми).
На берегу красивый замок,
ряды невиданных дерев,
и два, приманивая самок,
оленя испускают рев.
Зелёный зеленей зелёнки,
а синий - синьки посиней.
Цветочки алые с клеёнки
цветут на ледяной стене.
О, украшение барака,
о, утешенье бедноты !
О, рахитичные цветы!
Как вы выносливы, однако!
В любом окне, куда ни глянь,
цветёт упорная герань!